Дырка в Европу

А весна все ближе, и приход ее неотвратим – поскольку она уже попала в вену и нажала поршень. Правда, пока что в городе из-под снега лезут не подснежники, а собачьи сюрпризы, но дыхание ее стало заметно даже на кафедре. Медведи заворочались в берлогах, скоро уже им выходить на работу, хавать малину, а нагретое ими место в берлоге займет Йоулупукки – до следующей зимы.

Все, хватит лирики, к ноукам.

Я не согласен с тем, что усиление ватной активности на кафедре – это сезонное обострение, как у сумасшедших. Слабая голова – это расстройство психики, а ватная голова – это, прежде всего, расстройство совести. Уже потом отключается думатель, как следствие общей деградации личности, но от нормального, респектабельного и приличного сумасшедшего ватник отличается радикально.

Приличный сумасшедший может наделать себе в штаны, но делает он это не со зла, и исключительно для себя. Ватник же делает в свои штаны для других, и если поблизости зрителей нет, то он будет терпеть, стискивая зубы и сфинктер. А если уж совсем невтерпеж, и оно вже лезет – то ватник побежит сам зрителей искать. Потому что обосраться просто так – для ватника не интересно. В чем тогда смысл? Он же не сумасшедший, чтобы делать это для себя, в свое удовольствие. Он хочет порадовать окружающих.

***
Первоначальная ноучная теория была такова: сезонное увеличение активности ваты связано с тем, что кацапы – сумеречные существа. И бухать они любят в сумерках – без разницы, утренних или вечерних. Зимой, когда у нас темнело в четыре пополудни (а на Южном Побережье Ледовитого Океана кое-где и не рассветало вовсе), праздник у кацапов начинался в районе обеда.

Поэтому только самые крепкие из них могли на финише рабочего дня доползти до кафедры, сказать что-то типа «ккалы ссаите» и уснуть тревожным алкогольным сном на пороге. Большая часть хлопков, судя по всему, вообще не доживала до начала традиционной вечерней лекции. Ну а с утреца им было, хы-хы, не до того.

Однако, с увеличением продолжительности светового дня, все больше ватных комментаторов приходят на нашу кафедру в состоянии «як треба». Мыслить они уже не могут, но по клавиатуре еще попадают.

***
Но потом статистический отдел проанализировал айпишники ватных посетителей, и дополнил первоначальную теорию.

Как известно, у кацапов «широка страна моя родная». То есть, она не то чтобы широка, скорее продолговата вдоль Южного берега Ледовитого, но часовых поясов захватывает много.

Пока мы тут мирно «хыр-хыр», кто в подушку, кто в подружку, из-за Японии уже накатывает на Владивосток рассвет, и, пробужденные тусклым зимним солнцем, первые кацапы скачут по морозцу в офисы, чтобы узнать из интернета – что было на лекции? Затем солнце будит на работу кацапов в Хабаровске, Чите, Новосибирске, прочей срани-рязани, потом бикфордов шнур догорает до Москвы – и тут-то происходит настоящий взрыв цистерны с говном и дрожжами. Затем более тихим (но более вонючим) эхом основного землетрясения отзывается Культурная Столица, где до сих пор живет Цой.

Ну, как в той же песне поется: «От Москвы до самых до окраин» — только в противоположном направлении – от окраин и до самой Москвы. Как «волна» на стадионе

Наложив одну кальку на другую, мы определили, что к нам ходят преимущественно: а) нетрезвые или с бодуна кацапы; б) в рабочее время; в) 90% всего кацапского интернета сосредоточено в трех-четырех городах Северной Нигерии.

Прогноз рисуется настолько мрачный, что кафедра еще раз перепроверит данные, а пока просит самых сообразительных кадетов не хихикать и не сплетничать. И воздержаться от поспешных выводов.

***
Вторая тема для исследования заключалась в бытийном вопросе «нахуя?» Здесь точные ноуки помочь уже не могли, поэтому пришлось предаться медитации, размышлению и досыпать половину чайной ложки дзена.

Вот зачем они сюда ползут, заранее зная – чем накормят? Шо им здесь, русским миром намазано, что тянет как котов на валерьянку? Ну да, тут тепло, сухо и весело, опять же неизъяснимое магическое очарование ноук, и с умными людьми можно поговорить. Но кацапам-то это зачем? Им же только путин, только говно, только хардкор…

Последний чемпион, кажется, четырежды сбегал из бана, заходя со всех возможных аккаунтов, от твиттера до гугль+.

Ответ пришел неожиданно.

Аксинья опять тайком копалась в моей личке, и получила ментальный шок, нарвавшись на сообщение от заблокированного мною ватника: «А нука сука пидар ебаный быстра блять разбанил меня здесь!» Она уже даже начала что-то набирать в ответ, луганские рабыни примерно со средней группы детсада могут не хуже изъясняться, но я успел вырвать из рук клавиатуру.

Но: что должно быть в голове у человека, чтобы таким образом добиваться разбана? Какого результата он ждал? Чисто гипотетически? Что должно было произойти в итоге? Ну, вата у него в голове, это понятно. Но между волокнами ваты – что же там такое непостижимое содержится? Что заставляет кацапа поступать подобным образом? Даже гуппи движутся по какому-то алгоритму, не просто так плавают туда-сюда по аквариуму, а ведь гуппи не намного умнее кацапов!

Загадка природы.

***
Ответ подсказала сама же Аксинья, застенчиво поведав, как в родном луганском пионерлагере самые убогие и прыщавые омеги, с которыми брезговали танцевать на дискотеке даже поварихи, подрачивали, подглядывая за моющимися девчонками из первого отряда через дырочку в простенке душевой.

Ведь это была не просто дырка, проковырянная в фанере гвоздем.

Это было окно в Большой Мир. В тот мир, где происходит все самое интересное и важное в этой жизни. Там моются немыслимые и волшебные девчонки, которые целуются после отбоя с самим Пашей Боксером из первого отряда, с Андреем Первой Ракеткой, и с Димкой Гитаристом. Там моются девчонки, которые никогда омегам не дадут – не то что в прямом половом смысле, а даже обувь поцеловать не дадут. Даже когда омеги вырастут, и состарятся. Куда им супротив Димки Гитариста?

Дырка от гвоздя в переборке душевой для них — окно в Европу. В нее можно только смотреть, отпихивая друг друга, но ни просунуть туда, ни получить оттуда сквозь эту дырку ничего невозможно. Дырка гипнотизирует дрочил. И от дырки в Тот Сияющий Мир их может отогнать только физрук лупящий прыщавых дрочил по жопам пластмассовым шлепанцем.

А потом омеги садятся в свой кружок опущеных, и начинают друг другу рассказывать, что Танька – проститутка, а Валька – минетчица, а Снежанка — вафлистка, фантазируя на ходу. И сладко тают от этих фантазий. Двойной кайф: от полового возбуждения, и от чувства опасности, потому что если Паша Боксер узнает — прибьет на месте.

Заговор убогих, короче. Разбаньте меня, сукипидарасы, я же теперь не могу в волшебную дырку смотреть!

***
Вот что мне сказала мудрая не по годам Аксинья, и я тогда выхватил Просветление, и стоял неподвижно какое-то время. А потом опомнился, вернулся в тело, погладил ее по русой голове, дал ей одну конфету «Рошен», и еще одну для Прасковьи, и пошел писать эту статью.

Надеюсь, кадеты все сразу поймут, вольнослушатели за вечер догадаются что к чему, а что произойдет в хлопковых черепных коробочках – нам, как всегда, похуй.

Добавить комментарий