Как кабан с медведем дружил (парт оне)

Это «ж-ж-ж» на кафедре неспроста, как говорил один приличный медведь, друживший со свиньей (и пока никаких намеков!) Чтобы это «ж-ж-ж» утихло, я решил не бегать по комментариям с пожарным ведром, а сразу все выложить в одном посте.

О недостатках украинцев. Которые обязательно должны быть.

У каждого народа есть недостатки, а если недостатков нет, то этот народ, скорее всего, еще не открыли, и он пока прячется в джунглях Амазонии от исследователей и корпораций. Хохлы, как известно – жадные и хитрые, немцы – колбасники и громко пердят за столом, французы – жабоеды и изобрели триппер, и так далее.

Ирландцы – рыжие, пьяницы и любят подраться (хотя лично я не вижу в этом ни одного недостатка. И, кстати, с днем св.Патрика, братские айриши! Слава Украине! Эрин го бра!)

Даже чукчам досталось, вот уж не знаю за что. Вроде в геополитику не лезли, рырку били, песни пели…

Причем недостатки изменчивы как тень – в зависимости от того, откуда на них светят. Например, все знают, что корейцы едят собак, и не-корейцы изрядно прикалываются на эту тему.

Но японцы глумятся над корейцами вовсе не из-за собак, а из-за чеснока, который корейцы едят вместе с собаками, в качестве приправы. Что изрядно удивит немцев: почему это так? Собак можно жрать, а чеснок – нельзя? «Ха-а-ай», — скажет вежливый японец, — «Сабака-ину нимноска можно кусать, есри савсем гародный, а чиснока – савсем нирьзя. Никуртурьна! Ниприрична! Прохо ваняит!»

После чего немец начнет с опаской разгонять чесночно-колбасный выхлоп из своего рта ладошкой. Он-то думал, всемирный гастрономический глум над корейцами связан именно с собаками. А оно вот как – вкусненького щеночка в чесночной подливе нельзя нямкать из-за чесночной подливы. И с такой же опаской начинает посматривать на японца, который тоже втоптал бы вкусненького джиндо, если бы подлива была не чесночной, а сливовой, например.

Что не мешает японцу и немцу, обнявшись, над кружками пива, сваренного по немецкому рецепту в Японии, петь «хай-ди хай-до хай-да» и вместе обсуждать – какие же извращенцы эти корейцы!

Законспектировали? Ехаем дальше.

Как уже просекли самые быстрые мыслью кадеты, национальные недостатки делятся на два вида: на те, которые народ высмеивает в себе сам, и те, которые высмеивают в нем его соседи.

Соседи обычно высмеивают то, что не вписывается в их культурный кодекс. Положительные в обоих кодексах черты сливаются в национальном менталитете, и не замечаются вообще, как стекло в воде. Нейтральные воспринимаются как экзотика, а отрицательные становятся национальными анекдотами.

Чаще всего это бывает, когда народы живут рядом, и массово заходят друг к другу в гости. Украинца не беспокоит ину в чесночной подливе, а если он с ним столкнется в ресторане, то отнесет не к недостаткам, а к курьезам и экзотике. Как и рыжие драчуны-ирландцы не волнуют Остапа Тарасовича, пока они не приедут на хутор драться с ним и красить ему чуб хной принудительно.

Собственно, это и недостатками нельзя назвать – просто особенностями. Некоторые особенности симпатичны, некоторые – нет. Недаром после проката итальянских фильмов весь СССР на прощание говорил: «Чао!» Особенно женщины – им нравилось так ласково мяукать, как Орнелла Мути, вместо сурового гражданского: «досвидания, товарисщ Чугунов». Нахватались иноземщины, наблатыкались…

«Всякому городу нрав и права», — как говорил наш босоногий гений, первый искренний хиппан на этой планете и небесный покровитель нашей кафедры. И он был прав – если едите собак, так на то в городе ваш нрав и права, абы только вы моего сирка не ели.

Так что межнациональные подъебки бессмертны. Каждый со своей колокольни в Вилларибо смотрит в телескоп и оценивает Виллабаджо. А потом бежит со смехом рассказать всему поселку, как эти придурки неправильно моют посуду.

И положить этому конец нельзя. Даже в коммунистических утопиях будущего, где молодые люди спят в Бразилии, работают в Австралии, а обедают в Италии, у «структуральнейших лингвистов» остаются корпоративные предрассудки, явно мутировавшие из национальных. В отношении профессиональных спортсменов, например.

***
Недостатки, которые высмеиваются внутри самого народа – это намного тоньше и серьезнее. Если насмешка соседей – это работа иммунной системы их коллективного организма, отторгающая чужеродные тела, то насмешка над своими соотечественниками – это совершенствование собственной иммунной системы.

Внутри народа, как правило высмеиваются черты которые уже не пасуют до реальности: 1) в связи с изменением образа жизни одного и того же народа, например: «Переихав у мисто». Или 2) в связи с включением народа в бытие другого уровня, например, «Жашкив вступив в ЕС»

Непонятно, не? Щас разрисую.

Селюки, устраивающие вечеринки с гармошкой во дворе многоэтажного дома – это номер один.

Растерянный заробитчанын с торбой цыбули на платформе парижского метро – это номер два.

Но упаси бог перепутать внешнюю критику и внутреннюю.

Ниггеров называть ниггерами могут только ниггеры. И никто больше. Наши рагули – это наши рагули. Это исключительно наши проблемы и это наша ментальная модернизация. И ничья больше.

И если тебя назвал «рагулем» твой земляк – то надо задуматься над дефектами своего поведения. Но если тебя назвал «рагулем» москаль – топи ему в ебло, не сомневайся. Он даже не понимает – кем он тебя назвал. Он не знает что такое «рагуль». Он никогда не видел рагуля и «картату хустку». Для него, ватного пидараса, «рагуль» — это любой, кто имеет украинский паспорт. Бей, не жалей, кацап тебя только зауважает, прикладывая к глазу бодягу.

Эх, жалко, не успел добраться до рагулей, вышиватников, политиков, а также ватных пидарасов, таких охочих до чужих проблем. Оставлю на парт тво.

***
Да, если кому-то не понравилось название лекции, так я напомню, что у древних греков, которые знали толк в ахиллесах и гераклах, свинья была страшным створинням – курим Мелеагра и Калидонского вепря. Фанаты «Игры Престолов» тоже с пониманием качают головами, оплакивая безвременную смерть Роберта Баратеона.

А вот плешивых и мелких местных медвежек ахейцы гоняли поджопниками. Судя по всему, даже дети их там не боялись, бросая в недолугих каминням. Мы, украинцы, сумели приручить и цивилизовать страшного лесного зверя «дыка свыня, або вепир». А вот кацапы со своим маскотом не справились, и до сих пор прячутся от него.

Так что все относительно, браття-панове.

Дали буде.

Добавить комментарий