Игра престолов нового созыва, або «Кто хочет в короли?»

Автор: | 13.05.2017 23:19

— Та до сраці та твоя Ар`я, — донесся из соседней лаборатории увесистый бас бендеры Остапа Тарасовича, перекрывая возмущенное верещание Айдарки. — Пісюха нідаделана. Який з неї круль? Зтуди втекла, зсюди втекла, ніц до кінця не доведе. Тут не з голкою, тут когось з келепом треба. Як той Баратеон. Але згубили козака баби та горілка, а шкода. При ньому усьо в порядку було, шо при тому Брєжнєвому, най в пеклі смажиться, сузір`я бровасте. Ото добрий би круль вийшов з дотракійського гетьмана Дрого, та й жіночка в нього була — ляля. Але, не склалася доля. Так шо я думаю, шо на Залізний Трон отой сяде, шо з келепом та джалізовий увесь шо той самий трон. Усіх перепиздить, вибач, Айдарко, та сяде крулювати.

— Так он же без головы, — заметил жыд.

— Тю, та й шо? — беззаботно ответил бендера. — Ви, пане Янкелю, ніколи круля без голови не бачили, чілішолі? Як Янукович вже втік, як взірець, то он до Верховної Ради сходіть, подивіться. Там у кожного другого голова на гвинтах до пінжака прицуплена.

При поминании Рады в соседней комнате на минуту установилась траурная тишина. Я выключил ноутбук и двинулся в соседнее помещение. При появлении начальства на борту, личный состав кафедры вяло имитировал попытку встать, и вернулся к своим делам.

— Чем заняты, молодцы?

— Шаббат в нас, — ответил с дивана бендера. — Лежимо, цінуємо життя, шукаємо кордон між Злом та Добром, та за тим вірішуємо хто буде гетьманом на Вестеросі.

— А почему Янкель Шмулевич шьет? Шаббат же…

— Ой, да отстаньте вы уже со своими «почему», — раздраженно ответил жыд из-за швейной машинки. — Уже никто никуда не шьет. Я просто хочу послушать звуки детства. Мне так легче молится. Послушайте, пан профессор, этот неотесанное существо с одним пейсом на макушке, вылезшее в девяносто первом году из схрона и пропустившее «Рабыню Изауру», всерьез утверждает, что на Железный Трон воссядет ходячий труп без головы.

— Я бы не стал делать на этом акцент, — тактично заметил капитан Балалайнен, разжалованный из полковников за эксперимент с выработкой электричества из футболистов клуба «Динамо» Киев, склонившися с паяльником над микросхемой. — Будущее за киборгизацией. Я уже сейчас берусь, на имеющейся элементной базе, создать квазимыслящее устройство по мощности равное интеллекту 5.7% Верховной Рады. А если еще немного финансирования и провести перевыборы…

— Да хватит уже про свою Тимошенку, — проворчала Прасковья. — И про Серсею хватит. Взорвать — у любого ума хватит, кто строить будет? Шо опять Вона? Вона вже и так перетрудилась, вместе с фракцией. И это… ебаться с родственниками и союзниками, как пани Серсея, и наебывать их, как пани Вона — разные вещи. Айдарка, а ну геть ссюдова, тут взрослые люди розмовляють!

— Только Арья форева! И я еще вернусь! Тенью из тени! — крикнула Айдарка, метнулась вверх по вертикальной лестнице, и укрылась в темноте коммуникаций научной станции.

— Искусственная рука — тоже не проблема, кстати. Но столько компромата, сколько набрано на Джейме Ланнистера… — Балалайнен гордо выпрямился над микросхемой, и вздернул подбородок — У нас, в цивилизованной Европе, в Финляндии, подобная биография не дает возможности возглавить страну. Я бы голосовал за Джона Сноу. Он доказал свою гражданскую ответственность, миролюбие и толерантность к мигрантам из-за Стены.

— Добрий козак, — согласился бендера, — але якийсь ніапрідільонний. То воно померло, то знову бігає з шаблею. Чисто хвормально, присягу перед Нічною Вартою він не порушував, бо обіцяв служити аж до смерті, та таки помер, курва, після присяги. Контракт виконано, акт підписано. А потім, коли ся скрес, то вже тра по-новій присягати. Дємбєль, унікальна хуйня в Нічній Варті, або як кажуть вчоні жиди та адвокати «юридична колізія». Так шо тут всьо чьотко, ніякий суд не досікається. Але то бзде відчутно якоюсь «мнагахадовачкой». Я такого не люблю. Сгубили, думаю, козака, баби та горілка.

— Вы то же самое про кхала Дрого говорили, — заметил жыд, перекусывая нитку зубами. — Про баб и горилку. При чем тут Сноу? Он ни по одному, ни по другому заметно не отличался.

— Отож. — неопределенно ответил бендера. — Так й згубили козака баби та горілка, шо по ним не отлічався… А шо ти не до свого діла лізеш? Судячи по гаслу «Ми ні сєєм» — тобі, як жиду, треба за якогось Грейджоя бюлетня пхати. Де ти бачив, шоб жид сіяв?

— Не хамите, Остап Тарасович. Вы, между прочим, сейчас израильским помидором закусываете. И все-таки, я бы делал ставку на интеллект, — задумчиво произнес жыд. — Конечно, не на чистое аппаратное интриганство, как у евнуха Вариса или Петира Бейлиша — им бы не то что я в рот палец не положил, им бы даже товарищ Суслов в рот палец не положил. Но вот младший Ланнистер, который Тирион — толковый малыш. Правда за ним уголовка, даже две, но это решаемо, а вот то, что он играет уже в другой команде, и как мне кажется, играет честно — это хуже…

— Ай хейв зе дрэгонс, бич, — надменно произнесла из биологического отсека Аксинья и щелкнула пальцами. В ответ из клеток тут же зашипели три молодых мотоцираптора — генномодированные существа, сконструированные из потомства жабы и гадюки и «хирургических отходов» — отловленного в медвежий капкан байкера «Ночных Волков» Хирурга Залдостанова. — Только Дейенерис, только хардкор!

— Тіко Ар`я! Тіко треш! — донесся сверху вопль Айдарки. — Я вас усіх, хто проти Ар`ї занотувала до Блогу Смерті для Бога Смерті!

— А ну слазь оттуда, Айдарка! Кому сказал! Сверзишься еще, нос расквасишь! — рявкнул я в пустоту и темноту.

— Дівчинка не Айдарка. Дівчінка не має ймення та не має обличчя. Тому не має носа, щоб розквасити, Людино.

— Дівчінка має сраку, щоб ії надерти! — гукнул вверх бендера. — Злізай, та Людина відразу тобі їі знайде! Та відлупцює так, що сам Безлікій Бог фейспальму зробить, хоч в йо фейсу і нема.

Я вздохнул, сел на крутящееся кресло возле монитора внешнего наблюдения и развернулся спиной к мониторам, лицом к своей дремучей научно-пиратской команде. К лесу, так сказать, передом.

***
— Сначала, определитесь — вы о книге сейчас говорите, или о сериале? Если о книге, то старый, толстый и жадный тролль Мартин давно уже все дописал и сложил в сундук, откуда достает главы по мере необходимости, внимательно мониторя продажи. На Западе это норма. Тем более, форму он выбрал крайне рискованную для рынка — толстенные лонгриды, которые часто выпускать нельзя. Это не брошюрки с комиксами. Это дорогие глянцевые кирпичи. Впрок их печатать — издательский риск, поэтому мониторинг на этом рынке тщательный, а управление продажами — ручное и тонкое, буквально как при малоинвазивной операции на сердце.

— А Человек знает, где стоит этот сундук? Ну, хотя бы примерно? — спросила Айдарка, спускаясь вниз головой по лестнице.

— Думаю, в виде облака «нигде», и в виде резервной копии в банковской ячейке. Вместе с завещанием — куда и на что какая доля гонорара и ройялти от неизданного должна пойти на тот случай, если старый людоед-сказочник откинет шлепанцы от шампаньолы до того, как мы дочитаем его байку до точки.

А если о сериале, то шо там знают сценаристы — не знают даже сами сценаристы, потому что у них отдельный рейтинг и запрос, который прощупывается сам по себе. И главное тут — вовремя спрыгнуть с сериала, прежде чем он исчерпает себя, на какой-нибудь приквел из того же сеттинга — например, на похождения сэра Дункана Высокого. Все знакомое, вроде, но уже не то. Однако прыгать надо в последнюю секунду, учитывая желания пассажиров и выжав из них все, до копейки. Например, пришлось оживить Сноу. Потому что убили его по делу, но он срочно понадобился в другом месте.

Однако, маркетологи тоже делают ошибки. Допустим, «Красная Свадьба» — откровенная провокация, вызвавшая зрительский шок, но позволившая раздробить сюжетные линии сериала, из одной, на которой все сходится (что смертельно опасно для телесериалов) на несколько помельче, но тоже важных. Это было правильно — разменять одного главного героя на много главных.

А вот то, что без смысла для сюжета, а форсу ради, сожгли живьем и без того искалеченного, но доброго ребенка, девочку, дочку Станниса Баратеона, привело к отписке от НВО множества абонентов. Маленькое, практически незаметное место, никак не влияющее на баланс сил и развитие сюжета, поломало спину сериалу. Зритель вынес потрошение беременной женщины на «Красной Свадьбе» и скармливание беременной же женщины собакам Рамси Болтоном, потому что младенцы были условные, киношные. Но зверское и бессмысленное жертвоприношение симпатичной и несчастной малышки Ширен, с образом которой зрители успели создать личный эмпатический контакт, пробило дно, и аудитория со словами «да ну такое нахуй!» выключила телевизор. Они для удовольствия сели его смотреть, а не для того, чтобы зря расстраиваться. Для того, чтобы зря расстраиваться у них новости есть.

Да и Станнис потерял свою ценность. Нахрена ему королевская власть, смысл которой в передаче ее по наследству, если больше детей у него не будет? Стать последним Баратеоном в истории? Ветвь оборвана навсегда. Любой вменяемый претендент на трон на предложение собственноручно ликвидировать единственного наследника, срочно вызывает дежурного палача. Это феодализм, а не президентская республика, где «преемника» можно ииз личного водителя воспитать.

Руководство, естественно, дало по жопе сценаристам, те поскакали латать пробой в днище, в срочном порядке наказали всех виновных персонажей по сериалу и ввели для аудитории новую девочку-симпатика — сопливую и отважную правительницу Медвежьего острова. В книге, между прочим, это была здоровенная бабища. Но, боюсь, это мало поможет. Люди не захотят включать сериал, чтобы снова на такое говно не нарваться. Вот это называется реальным попадаловом.

А ведь, казалось, бы, проходной эпизод в сериале. В таком хорошем и дорогом. В таком популярном и раскрученном. И убил этот эпизод сериал легко и несправедливо, как какой-то сраный кабан целого короля Роберта. Ну разве это не в духе Мартина?

Так что, боюсь, короля для Железного Трона Сериала будут выбирать традиционно — через СМС-опрос и маркетинговые исследования. Таково мое мнение.

— А по книге? — помолчав, спросил жыд. — На кого бы вы поставили?

— А книга вообще не о том. Какая разница кто? Похититель и насильник Рейегар Таргариен мог стать мудрым и дальновидным королем, покровителем наук и искусств, а отважный и верный Роберт Баратеон превратился в пьяницу, транжиру и развратника. Дейенерис, наигравшись в коминтерн и «рабы всего мира, соединяйтесь», превратится в точный аналог Серсеи, умноженный на бездетность и латентный сталинизм, перемежающийся припадками синдрома Ивана Грозного. Джон Сноу так заебет население фискальной политикой, бюрократией, полицайштаадтом и уставщиной, что его будут убивать до тех пор, пока у Красных Жрецов батарейки окончательно не сядут, чтобы его воскрешать обратно. Разве в этом дело — кто?

Книга о том, что судьба не отмечает людей индивидуально за добро и зло. Не наказывает подлых, и не премирует благородных. Она так, примерно, обводит на карте кружочком место, где концентрация хороших людей больше. И, само по себе, в этих местах реже падает кирпич на голову человекам, а человеки реже падают в колодец. Там быстрее ловят злодеев и меньше страдают невинные. Просто если об этом снимать — это уже будет учебник истории, где вместо персонажей-актеров появятся персонажи-общества и государства. Разве интересно такое будет смотреть? На их медленные и рассудительные движения вместо веселой резни? На реальность смотреть не интересно, интересно смотреть на мясной натурализм Мартина и сценаристов, придумывая реальность для себя. Сама по себе реальность скушна.

В реальном средневековье нельзя просто так зарезать папашу-короля, и сесть на его место. Потому что никто из вассалов не прибудет на коронацию для подтверждения вассальной зависимости, чтобы не стать соучастником преступления — ведь они заключали личный вассальный договор «феод в обмен на службу» с королем, а не его выблядком с руками в крови, и теперь они сами себе хозяева. Или придется договариваться с каждым отдельно. В реальном средневековье нельзя уничтожить элиту рабовладельческого города-полиса и передать его рабам — кто оплатит заказы на доставку продовольствия в город, который сам себя не прокормит? Кто проконтролирует казну? В реальном средневековье секта не может за год и без войны задавить официальную религию, захватив местный Ватикан и взяв под ноготь королевскую семью, потому что по городам и селам новоявленных воробушков начнут резать местные вандейцы-традиционалисты, не вдаваясь особо в нюансы новой «столичной» ереси. А потом они пойдут на Нечестивую Гавань крестовым походом.

А в нереальном Средневековье королем может стать кто угодно. Первый, кто рассмешит прнцессу.

— Ну а все-таки, — настойчиво переспросила Айдарка. — Кто?

— Девочка. Человек говорит тебе, что не знает. Но если бы он решал за автора, то Человек объявил бы Семь Королевств парламентской республикой и послал бы добрым вестеросцам нашу Верховную Раду. Или даже нет — Человек думает, что вполне хватило бы тех 5.7% Рады из партии «Батькивщина», которые эверсти… простите, каптеени Балалайнен готов собрать «на имеющейся элементной базе». Человек считает, что те вестеросцы, которые доживут до конца каденции, с визгом побегут ловить первого встречного, чтобы смешить принцессу.

— А если принцесса не рассмеется? — упорствовала Айдарка. — Опять парламентская республика? Еще на каденцию?

— Тогда принцессе скажут, что у нее есть три шанса. С Петросяном, с чуйской травой и третий — на эшафоте с защекотыванем насмерть, используя книсмезис и гаргалезис. Поверь, тут любая принцесса будет не то что смеяться — ржать как лошадь. А если не помрет до начала выборов — заставят проглотить телефон с записью смеха и растянут рот до ушей щипцами, быстро снимут на видео, сляпают акт что смеялась и тут же подпишут всем Советом. А на трон посадят того, кого догонят первым. Вот это, друзья мои, и есть реализм. А не то шо всякое. Спокойной ночи, не засиживайтесь допоздна.

Я встал и вышел.

— А ви кажете Мартін, Мартін… ти бач — яка звірюка, — сказал за спиной бендера. — Вкрай на роботі показився наш Протессор. Верховну Раду — у Сім Крулевств! Ото б мєстниє по Джофрі сумували, хароший пацан був, казали би, тіко йобнутий кропаля — та то такє, вазрасноє. В армію піде — мужиком стане. Але ж не штири з половною ста давбайобів, шо тіко Бєлих Хадаков лякати собою ся годять.

Цур йо, Айдарочко. Най вже твоя пісюха с шилом в сраці буде крулевою. А як до спортзалу ходити буде — то й келеп мо потягне.

Игра престолов нового созыва, або «Кто хочет в короли?»: 4 комментария

  1. Hazar_Back

    Игру Престолов, честно говоря, смотреть бросил давно — там аллегорий кот наплакал, а так — слишком длинная Игра в Бисер. Книгу никак не дочитаю — стал реже летать.
    Однако тема «реальности и выдумки» раскрыта Про достойно, респект!

Добавить комментарий