Генперекур, або Третья рука (авторпати)

Автор: | 12.08.2017 20:18

Хочу, все-таки, закрыть гештальт по таинственной судебно-прокурорской коробке, в которой копошится что-то непонятное обывателю. Время к осени, информухи жужжат все активнее, скоро появятся новые отчеты, а этот просто затрется. Такшо давайте ставить на нем крапку.

При обсуждении политиков-популистов, обыватель часто забывает, что он сам, как представитель популяции («популь», в хорошем смысле), является неотъемлемой частью популистов метасистемы. Не было бы зрителя — артисты бы не кривлялись перед пустым залом.

На Кафедре в слово «обыватель» не вкладывается негативный смысл. От обывателя не требуется уметь тушить электропроводку, фиксировать переломы и проводить осмотр места происшествия. С него достаточно налогами оплачивать все эти умения профессионалам, и уметь отличать пожар от перегара, чтобы классифицировать ситуацию сообразно службе спасения — «101», «102» или «103».

Но этот минимум знать надо обязательно, иначе обыватель превращается в «обвывателя», который постоянно с обвыванием жалуется на то, что отверткой неудобно забивать гвозди, а молотком закручивать шурупы. Вот Кафедра по мере сил и пытается распедалить — кто там за что в этой адской канцелярии отвечает.

Однако, чаще всего попытки объяснить натыкаются на генетическую память обывателя, в большинстве не отличающего даже ветви власти — законодательную, исполнительную, судебную. Уж не говоря о том, что более мелкое деление начальства вообще труднопостижимо, и слипается в комок абстрактных «этих там наверху», которые, как известно, двумя вещами «пиздят» и «пиздят» — только с разнесением ударений на первый и второй слог.

Это иногда вызывает забавные эффекты.

— Почему ты лижешь жопу Порошенко?
— С чего ты взял, что я ее лижу?
— Ну, ты не пишешь, что он пидарас.
— Я о нем вообще не пишу.
— Вот, значит ты лижешь жопу Порошенко!

Таких надо сразу выводить из категории честных обывателей и переводить в класс для умственно отсталых, на которых тратить объяснения можно только в порядке отработки педагогического мастерства. Упаси боже их переубеждать: от того, что вы заберете у дебила отвертку и дадите молоток, он не перестанет пытаться засунуть инструмент себе то в ноздрю, то в жопу.

Итак, Луценко. Политик или чиновник?

***
Какая разница? — спросите вы, и будете неправы. Разница для обывателя, как элемента популистской многосторонней метасистемы, большая — как между пьяным сантехником и пьяным мужем, даже если это один и тот же человек. От пьяного сантехника один вред, от мужа — другой.

Большинство упреков Луценко, как политику, несостоятельны, поскольку политик не бывает хорошим или плохим. Он по определению не имеет совести, а имеет политическую позицию, с которой вы соглашаетесь или нет. Так что это не позиция плохая, это вы ее не разделяете. Если позиция вас устраивает, то и требования к политику у вас будут такие, как к сантехнику. Пусть пьет, лишь бы сделал то, что вы хотите. А если он с бодуна работать не может — вы сами еще и опохмелите маэстро, чтобы у него руки не тряслись.

Чиновник же работает по другим критериям, отрабатывая уже прописанные в брачном контракте обязанности. Поэтому охуевший политик в перспективе Трамп, а охуевший чиновник в перспективе — подсудимый.

То, что Генпрокурор использует административную должность как бустер для политической карьеры, мы уже упоминали в предыдущей лекции. Причем разгонный участок он должен пройти максимально быстро и мощно — иначе сама идея теряет смысл. Забавно, но в этом он полная противоположность Тимошенко, которая всегда поступала наоборот — используя электоральный потенциал для захвата исполнительских высот. Ключевого министра, Премьера, в идеале — Президента.

Уже по одному этому незаметному, но лежащему на поверхности сравнению, можно понять, насколько отличаются подходы абстрактных политических и административных персонажей «тех, кто наверху». И судить их по общему критерию «нехороший человек — редиска, хороший человек — клубничка» бессмысленно. Надо смотреть в контексте — шо он делает, ради чего, и какими путями добивается?

Поэтому у меня почти нет сомнений, что на обер-прокурорской должности Луцык сделает все чики-пики, потрясет нас рядом дел, сериями разоблачений, уебет палкой по пустой бочке от дизтоплива, вызвав продолжительный гул, свалит ворох объебонов на голову растерянного суда — и торжествующе, «шаркающей кавалерийской походкой…» — ой, нет, то прокуратор был, а не прокурор, — свалит в сияющие перспективы.

Ну, или если вы не любите Луценко, воспользуйтесь другой аллегорией: «Загнав лошадь до смерти». Смысл один — никаких системных реформ прокры, как державной институции, при таком подходе ожидать не приходится. Сумно, да. Мне тоже сумно.

Однако и ситуация такая, что народ требует пробить броню неприкосновенности, причем немедленно. Это индусы могут терпеть священных коров и священных макак если не бесконечно, то в пределах кальпы. Наш народ нетерпеливый, он требует провести анальные дисквалификации священных мудаков и прочие реформы немедленно, желательно на глазах публики, пока не закончится рекламная пауза по ТВ, и не засвистел на кухне чайник.

В этом месте и срабатывает популистский эффект. Потому что сделать подобные реформы может не вдумчивый доктор со стетоскопом, а только безумный арлекин с бензопилой. И не обращайте внимание на количество и накал критики прокуратуры — главное, чтобы объебоны по неприкосновенным были собраны и переданы в «черный ящик Шредингера», независимо от выхода. А накал критики говорит только о радикализации аудитории — равнодушная к политсиле масса начала делиться по экватору и стягиваться к активным полюсам ненависти и восхищения, формируя — что?..

— Правильно, кадет! Формируя активный электорат. Садись, блять, пять! Нет, десять! Дополнительный отпуск, призовой цинк к машингвере и дюжина ракомишеней в качестве поощрения.

— Я сделал! — скажет Луценко. — А кто еще? — и тут нечего будет ответить, потому что, реально, масштаб его загона «этих там наверху» аналогов не имеет, по бриллиантовым и древнеримским прокурорам никто не скучает, и внятной альтернативы предложить не может. А на то, что будет с прокуратурой дальше, как и на отношение к нему ненавистников (которые в любом случае выпадают из его электората) Луценко насрать.

Их место, благодаря удачному бустеру, заменят пока еще колеблющиеся обыватели из общего электорального объема, которые сейчас «скорее да, чем нет». Потому что Юрий Витальевич, в отличие от обывателей, путающих ветви власти, четко представляет себе разницу между политиком и чиновником в соотношении возможностей и ответственности. У него сейчас дембельский аккорд в прокуратуре, вообще-то, а не цель жизни. И он знает, что политика указом уволить нельзя. Ему туда надо, в политики, где становятся похуй любые указы, как и скулеж аудитории.

«Насрать» здесь, кстати, от арабского слова «наср», что значит — победа, преимущество, доминирование.

***
Меня, честно говоря, уже заебала эта история, и хочется вернуться к своим любимым «Дорогам во все стороны», но я закончу таки про Пашинского.

Это правда, что никто из блогерского пула не был в курсе происходящего — все гаджеты пришлось сдать ок. 18-00 и до конца встречи, так что бурное обсуждение инцидента с Пашинским в интернетах прошло мимо миншрайкеров. Ну да, вот такой анекдот. Поэтому пришлось разбираться постфактум.

Однако общественный интерес, демонстративно и эррективно выпяченный в сторону этого события — он таки характеризует обывателя в целом. Ему похуй, что около сорока депутатов ВР рискуют влететь в ящик Шредингера (если не прямо в шреддер), по обвинениям гораздо серьезным, чем быкование на улице отдельного идиота с пистолетом. Ему более интересна сенсация «конкретного случая», чем системный расклад по ГПУ, который, действительно, может перекроить парламентско-президентский баланс страны. Ему похуй судьба добробатов и силовая потенция НГУ в политической неопределенности — важнее «кому Аваков подарил пистолеты?» Ему похуй ряд скандалов, глухих, но раскатистых, сотрясающих военное хозяйство — любопытней «дадут ли американцы джавелины?»

Ему похуй даже, если Земля будет падать на Солнце — гораздо интереснее следить за акциями компаний, производящих крем от загара и солнечные очки.

Это поведение легкомысленного зрителя, который воспринимает все происходящее вокруг как шоу. Возмущаться, злорадствовать, ликовать поучать — но никак не соотносить его с личным будущим.

И уж тем более зрителю похуй, например, будущее предательницы-прокурорши Поклонской, чье наказание должно быть принципиальным и бесповоротным — особенно для прокуратуры, чей мундир она испачкала безнаказанной и корыстной изменой. Беззаботное существование которой является доказательством того, что Законом Украины можно подтереться — и жить дальше, как ни в чем не бывало.

Но вот в чем дело… прокуратуре это тоже похуй. Потому что в правилах театрального искусства популизма, если сюжет не интересует зрителя — то уж тем более он не интересует театр. Обратная связь с «третьей стороной» работает точно так же, как при забивании радиоэфира шансоном. Хотят Пашинского — ну будет им Пашинский, только не прекращайте аплодировать. Им равно вам похуй, что зрительный зал уже наполовину в дыму. И это не визуальный эффект.
Хотя Пашинский, браття-панове, это больше по разделу желтой прессы и светской хроники, а Поклонская — удар по основам государства и фундаментальный принцип существования державы, как и Израиле с Эйхманом и Энтеббе. Ну тут так и вышло — кому что интересней.

***
Я понимаю, что лекция вышла депрессивной. Но, увы. Публичная политика всегда преферанс, в ней три руки — власть, оппозиция и электорат. Если электорат больше увлечен разглядыванием рисунков на картах, чем расчетом взяток, то он автоматически превращается в «болвана», а игра — в гусарик. Где все ваши висты уходят живым игрокам. Это цена комфортного популизма.

Разбирайтесь в правилах игры, чтобы не быть болванами, которые в теории остаются при своих, а в реальности — еще и оплачивают налогами расходы на это ебаное казино. Потратьте на изучение правил время, оно не пропадет зря.

И извлекайте из материала описание ситуации а не выводы. Выводы — они как дети, их всегда надо делать самому.

Генперекур, або Третья рука (авторпати): 4 комментария

  1. Dmytro Bychovyy

    «То, что Генпрокурор использует административную должность как бустер для политической карьеры,…»

    пан профессор запамятовал, что «народный трибун» стал генпрокурором, именно как политик…впрочем в политику идут за властью(должностью), иначе в чем смысл…прискорбно когда носители «доброго-вечного» конвертируют «смыслы» в джинсу…

    Не все, кто на коне, Дартаньяны..

    «…Хороший ход, сильный.
    Однако вы нуждаетесь в том,
    чтобы кто-то руководил вами
    в той полной случайностей
    игре,
    которую вы избрали.
    Я предлагаю вам игру
    на моей стороне.
    Это большие деньги
    и большое доверие, юноша.
    Ваше Высокопреосвященство,
    вы играете белыми,
    а я черными.
    Все мои друзья находятся
    на стороне мушкетеров.
    А враги по какой-то
    невероятной случайности
    служат вам.
    Меня дурно приняли бы
    и здесь, и там,
    если бы я принял
    ваше предложение.
    Я не могу допустить, чтобы
    мои поступки имели вид,
    будто я продался вам.
    Ну и что, что продался?
    Вы затем и приехали
    в Париж,
    чтобы подороже продать
    свою шпагу,
    верную руку,
    изворотливый ум.
    Вы мечтали о военной
    карьере?
    Ваша мечта сбудется.
    Вы мечтали о деньгах?
    Положении?
    Вы получите и то и другое.
    Все так, но это было
    несколько раньше.
    А теперь у меня появились
    друзья.
    — Я не могу…»

  2. jonathan-simba

    —«Насрать» здесь, кстати, от арабского слова «наср», что значит — победа, преимущество, доминирование.

    Хасан Насралла благодарит Вас, Проф. А то русскочелюстные задолбали своими смехуёчками да пиздахаханьками.

    —сенсация «конкретного случая»

    Все просто. Такие вещи обычно подхватываются и раскручиваются определенными силами. А важные темы — наоборот. А у нас до сих пор ведутся… Впрочем, и сам электорат этому охотно потакает. Собственно, дальше, в абзаце об обратной связи и шансоне этот аспект раскрывается.

  3. Serdiuk Paul

    Насчёт правил игры, советую Dictator’s Handbook (Bruce Bueno de Mesquita, Alastair Smith), Rules for Radicals (Saul Alinsky), The 48 Rules of Power (Robert Greene) и Propaganda (Edward Bernays). Все имеют переводы на русский, но, понятно, лучше читать в оригинале.
    Вообще, хотелось бы увидеть обзор годной литературы про происходящее в Украине, а то бывает трудно разобраться, какие источники хорошие, а какие нет.

  4. Alex Panteleev

    По части радужных политических перспектив Ю.В. Луценко я был бы более осторожен, максимум, что ему «грозит» — прем-мин и не более, и то при очень хороших раскладах. Заикнись он о президентски амбициях, моментом «лишили бы гражданства» за «злостное чтение философской литературы во время тюремного заключения». Такие преступления, как панове сами понимают, не имеют срока давности.

Добавить комментарий