Футбол и секс (шортрид)

Автор: | 29.06.2018 08:23

Сексуальные приключения россиянок на фоне чемпионата мира по футболу вещь традиционная и предсказуемая, а сама традиция идет еще с фестиваля молодежи и студентов 1957 года. Ну и как любая традиция, со временем девальвируется, как ап-чхи — будь здоров. Это сейчас отсосать у поляка средь бела дня норма для москвички, а вот тогда поебушки с неграми на газоне в центре Москвы могли обойтись дорого.

В Вудстоке хиппаны перли друг друга прямо на траве, под вопли Джо Кокера, ничуть не смущаясь посторонних. А для московской студентки с юбкой ниже колен и зачеткой в сумочке подобный грех мог закончиться охуительной епитимьей в институте.

Але тяга к мировой культуре брала верх над страхом перед ментами и гэбней, и славные фотки фестивальных групповух на траве до сих пор можно найти в гугле. Потому что мировая культура — она, все-таки, мировая, а хуй у негра — он как кофе, черный и крепкий. И вообще, даже москвичке хочется немного Вудстока в унылой совковой жизни.

Потом страна разродилась «детьми фестиваля», и многие из них стали нормальными людьми.

Но тут выгнали Хрущева, в жизни страны (в том числе и половой) наступил застой, и московские студентки стиснули коленки аж до олимпиады 1980 года. А потом опять приехали иностранцы в шортах, и опять вытерли столичные газоны и скамейки студентками.

Так вот. Скулеж мокшан шо Украина легла под Штаты, НАТО и прочих еврогеев является просто озвучиванием собственных сексуальных фантазий. Потому что лечь под что-нибудь иностранное является в России показателем успеха. Иностранец — он не местный пьяный ваня, он что попало ебать не будет. Если тебя трахнул поляк или конголезец — ты крутая телка, а не то шо дура Наташка со своим Сирожей.

И культовая зависть к мытью унитазов в Польше — она тоже оттуда. Это же в Польше унитазы, а не в Перми. Легендарная фигура украинца, моющего в Польше унитазы, вызывает у россиян чувства Голлума, у которого Бильбо спиздил Кольцо Всевластья. От суки, в самой Польше моют, а мы — в Тагиле, наша прелесть.

То, что у нас называется «меншовартість» — истинный культ в России. С ее турецкими наташами, армянскими папашами и прочими ненашими. И эта тяга съебаться из собственной реальности хотя бы в постель к иностранцу постоянно озвучивается в той или иной форме. Свое — говно. К чужому — ревность.

Я не вижу ничего плохого в кросскультурной ебле. Наоборот, это классно. Это расширяет кругозор и практически не накладывает ответственности. И не могу удержаться от автоцитаты.

Я больше скажу — знал двоих шведов, Йоргена и Йана, которые после Евро 2012 на два месяца заблудились в обжещитии пединститута на Бойченко. Раз в день они выползали оттуда пожрать, а потом возвращались знакомиться с местной женской культурой. Йорген умел говорить по-руски, потому что учился в Финляндии, а там в школе русский преподавали как иностранный. «Работа чтоли уходить?» — грустно говорил Йорген. «В Киев есть работа?»

— В Киев есть работа, — отвечал я. — Но твоя не будет работай. Твоя будет пединститут общага ебаться.

— Да-а-а-а… — говорил Йорген.

— Йо-о-о… — говорил Йан.

В общем-то, то же самое, что и в России. Только без лицемерия, шо кто-то под кого-то лег. И это пиздец какой позор, потому что бухой ваня опять остался без бабы, а баба ушла к шведу.

Футбол и секс (шортрид): 2 комментария

Добавить комментарий