Семнадцать, або Намарие, пацаны

Автор: | 05.04.2019 16:01

— А что у вас с походкой? — подозрительно спросил Джейми Ланнистер. Новичок чем-то неуловимо был похож на него самого даже внешне, и это решительно не нравилось Джейме.

— В смысле?

— Ну, вы правую ногу слегка приволакиваете. Вы чем-то болеете?

— Да. У меня распространенная болезнь — покупать обувь в интернет-магазинах. Заказал сапоги сорок третьего размера, а на правую ногу прислали сорок четвертый. У меня теперь нога в нем болтается как пестик в ступке, хоть три портянки намотай.

— Вы что же, — осторожно осведомился советник Варис. — Никогда не проверяете посылки при получении? Это как-то… легкомысленно.

— Я съебывался, уважаемый, когда город уже горел с четырех концов, — собеседуемый явно начал терять терпение. — Легкомысленно было бы оформлять возврат на почте. Конечно, я померил обувь. Вроде было нормально. На первый взгляд. Вроде нормально. Знаете, в жизни часто «на первый взгляд» все бывает «вроде нормально». Вот я на вас, например, сейчас смотрю, господин Варис — на первый взгляд вроде нормальный мужик…

-Кхм-кхм… — перебил Тайвин Ланнистер, стараясь сменить двусмысленную тему. — Не стоит акцентировать. Джейми просто сторонник здорового образа жизни, поэтому если у вас разные ноги…

— … зато одинаковые руки. — ехидно заметил новичок.

Джейми покраснел и спрятал золотой протез правой руки под стол.

— Давайте ближе к делу. Документы на имя Арагорна Элессара на столе, рекомендации прилагаются, что мы решаем? Чего вы тут сопли жуете? В сериале вы мне как-то решительней казались.

— В том-то и дело, — задумчиво протянул Питер Бейлиш, больше известный как Мизинец. — Что неясны ваши мотивы. Там, у себя, вы король и сын королей. Ну, допустим право на трон вам еще придется подтверждать, а ваш Черный Ходок — или как вы его там зовете? Саурон? — зверски крутой парень. И ваша франшиза давно в упадке, а наша на пике подъема и зрительского интереса…

— Ц-ц-ц… — тревожно зацыкал со своего места всезнающий евнух Варис, но Мизинец его не услышал.

— … но не кажется ли вам, что лучше быть первым в Галлии, чем вторым в Риме? Сейчас свободна вакансия Лорда Штормовых Пределов, это не бог весть что. Возможно — но не обязательно! — освободится место Фреев, но для этого немного поработать. Что еще мы можем предложить? Место на Стене, в Ночном Дозоре? Там условия не очень, да и контракт пожизненный. Хотя, учитывая ваше бродяжническое прошлое… может быть, может быть… И все равно, с вашими королевскими перспективами, пусть даже в устаревшей и покрытой паутиной франшизе… Я вижу в этом недостаток честолюбия, а Игра Престолов для очень честолюбивых героев.

Варис отвесил себе бесшумный фейспалм.

— Треть миллиарда, — жестяным голосом сказал Арагорн.

— Что «треть миллиарда»? — не понял Бейлиш. — Это доходы от вашей франшизы?

— Это расходы на нее. Доходы от нее три миллиарда. Три. Миллиарда. Сраных. Долларов. Примерно. Только за кинопрокат. Только учтенный. Кстати, сколько раз вас прокатывали на большом экране? Можете не отвечать, я знаю — ни разу. Нас по телевизору показывают бесплатно, потому что за такой мелочью, как подписка на телеканал, даже нагибаться лень. Давайте я не буду сравнивать бумажные тиражи, потому что вам, мистер Бейлиш, тогда придется принять яд. А можете, впрочем, послать ворона к господину Мартину, и поинтересоваться — слыхал ли он о некоем «Профессоре». Гарантирую, яд вам пришлют в ближайшем эпизоде.

Бейлиш смотрел на Арагорна, как кошка на пылесос.

— Послушайте, господин Десница Государя, — Арагорн развернулся к сиру Тайвину, — этот долбоеб с попугаем в брошке, действительно, «Мастер над Монетой»? Эквивалент вашего министра финансов? Честно?.. Мистер Бейлиш, если у вас есть мелок — я бы мог написать на столе солидарную прибыль от нашей, как вы говорите, «франшизы». У вас довольно длинный стол в комнате для совещаний, и если я буду рисовать достаточно маленькие нолики, то цифра может поместиться.

Мизинец подавленно молчал. Так мощно его не обсирали со времен дуэли за руку Кейтилин Старк, тогда еще в девичестве Талли.

— Можем не зацикливаться на деньгах. Давайте померимся «Оскарами». Не всякой телевизионной поебенью, эмми-глобусами, которую вручают по результатам смс-голосования среди домохозяек, а настоящими «Оскарами», — голос Арагорна окреп, и жесть интонации сменилась трубной медью. — У меня их — семнадцать. Не считая тридцати номинаций. Семнадцать. Крепких. Длинных. Золотых. Настоящих. Оскаров!

Серсея нервно облизнула губы. В зале приемной комиссии воцарилась тишина.

— У нас есть драконы, — осторожно заметил Джейме.

Арагор вздохнул, закатил глаза к потолку, вытащил из-за отворота планшет, повозил по нему пальцем и подтолкнул гаджет по столу к Джейме Ланнистеру. Члены приемной комиссии с интересом сгрудились над дисплеем. Из смартфона донеслось рычание, придавленное динамиками устройства.

— Ого! — с уважением заметил мейстер Пицель. — Побольше наших. Тоже огнедышащий?

— Естественно. Только еще разумный и говорящий. На нем не надо летать. Ему достаточно сказать — что нужно делать. Если удастся договориться. Удается не всем.

— Красивый золотой цвет чешуи…

— Это не цвет чешуи. Это и есть само золото. Обратите внимание — на чем он лежит. Золота там только половина. Остальное драгоценные камни и металл, в необработанном виде в двенадцать раз превышающий по стоимости валирийскую сталь.

— … У нас еще армия мертвых, — робко отозвался из угла Джон Сноу, которого пригласили со Стены в качестве консультанта по нечисти.

— Я такой командовал, — небрежно ответил Арагорн.

— И карлики!!! — радостно заорал Тирион Ланнистер, тыкая в планшет пальцем. — У них есть карлики! Много! Много злых карликов! Со своими собственными королями!Ух ты! Вот это круто, скажи, папа!

— Короче, — сказал Арагорн, забирая планшет. Что будем решать по контракту? Подписываем, или мне надо для этого сначала кого-то убить?

***

— Хоть убейте меня самого в сортире, я не понимаю — зачем ему это нужно? — мрачно сказал Тайвин Ланнистер, когда дверь закрылась за новоявленным претендентом на императорский трон Объединенного Эссоса, Арагорном ар-Араторном Элессаром, вольнонаемным сержантом береговой охраны. — Я навел справки. Давайте честно — нам так не жить. Ближайшие лет пятьдесят.

— Мы тоже не последняя франшиза! — пылко ответил Джейме. — Подумаешь! Явился из ниоткуда, набросал понтов, показал какие-то бумажки, оставил на память сапоги разного размера и ускакал завоевывать Эссос, выменяв за цепочку из непонятного металла двести серебрянных «оленей» и лодку с веслом. Кстати, сир Клиган, что цепочка?

— Н-н-е р-р-рвется, кур-р-рва! — прорычал гигантский Гора Клиган, в поту и напряжении пытаясь порвать тонкую, как паутина, цепочку из мифрила, кованую гномами Эребора.

— Нет, мы не последняя франшиза, — очень серьезно ответил старший Ланнистер. — Мы лучшая франшиза. Но он вообще не из франшизы, сынок. Это Легенда. Канон. Статут. Мы поднимались в тяжелом бою, среди таких же, как и мы — римлян с бритыми подмышками, неубиваемых полицейских и ухоженых космодесантниц с лифчиками из клепаной фольги. Мы смели их всех, и нам есть чем гордиться! Мы заслужили свое место под солнцем! Но… ты спросил — с какой планеты он сбежал? Он сбежал с того самого солнца, место под которым… которым, возможно когда-нибудь станем мы. Зачем?.. Бейлиш! Ты вопрошал Мартина Единого?

Бывший Мастер над Монетой Питер Бейлиш смотрел на плитку пола.

— Я задал вопрос, Пересмешник.

— Вопрошал, сир.

— Что ответил Мастер?

— Назвал меня «гримой гнилоустом», послал нахуй и прекратил молитвенное единение. Не знаю — что бы это значило?

— Это значит — пиздец тебе, Мизинец, — довольно заржал малыш Тирион. — Не в этом сезоне, так в следующем.

— Заткнись! — рявкнул сир Тайвин. — Вот гаденыш позитивный… Все весело ему. Мейстер Пицель, что скажете вы?

— Возможно болезнь, — осторожно предположил старенький мейстер, скромно молчавший все собеседование. — Какая-нибудь местная «серая хворь», лекарство от которой есть только у нас. Вот он и прибыл наш мир в поисках панацеи.

— Он не болеет. У него наследственный иммунитет. И вообще, ему сейчас под девяносто лет. И проживет этот сукин сын еще столько же, если не нарвется на удар осадным тараном прямо в лоб.

Святые Семеро! — завистливо охнул мейстер Пицель, ревново относящийся к возрасту и здоровью. — Девяносто лет! А выглядит как наш Джейме в тридцать!

— Женщина… — задумчиво сказала Серсея. — Несчастная любовь. Мезальянс. Или же наоборот, недоступная возлюбленная. Хотя… потомок королей, какая возлюбленная там будет недоступной? Может быть, его невеста просто умерла, и рыцарь, с потухшими от горя глазами, ищет себе пристанище в ином мире?

— Она вообще бессмертная, — сердито сказал Тайвин Ланнистер. — А любит его так, что аж ссытся, и даже готова отказаться от бессмертия. Она, как бы сказать, эльфийская принцесса, с родословной как у выставочной борзой, и страшноватым папой, который своего будущего зятя чуть ли не на руках вынянчил. Про запас у него, кстати, еще одна принцесса есть. Роханская. Это местная кхалиси верхом на лошади. Все в порядке у этого Арагорна с альянсами-мезальянсами. А «потухшие глаза» у него просто светились, когда он отсюда выбегал с патентом сержанта береговой охраны.

— Не синим светились? — тревожно спросил из своего угла Джон Сноу. — Потому что если глаза светятся синим — то совсем, совсем нехорошо. Видел я уже такие светящиеся…

— Нет, не синим. Обыкновенным. Вот как у Джейме светятся, когда он на серсейкины сиськи пялится, — гоготнул Тирион, тут же получил могучий подзатыльник от отца, слетел со стула Члена Совета и кубарем покатился в угол к Сноу.

— Говори о Джейме уважительно!.. — прошипел глава семейства Ланнистеров. — Он твой брат и наследник Утеса Кастерли!.. Кстати, где твоя золотая рука, Джейме?

Джейме ошеломленно посмотрел на свой правый рукав.

— Вот скотина! — Джейме грязно выругался, заталкивая левой рукой пустой рукав куртки за пояс. — Только на секундочку подал ему руку попрощаться! Сразу видно, король и потомок королей. Далеко пойдет…

— Варис?

Лысый евнух молча пожал плечами, отрицательно покачал головой, засунул руки в широкие рукава халата и съежился на своем месте.

Он, единственный из присутствующих, лишенный пола и оружия, давно понял то, что не могли понять ни воины, ни красавицы в Малом Совете.

Что допесды все королевства и драконы, мифрил и золото, эльфийские принцессы и армии умертвий, бессмертные франшизы, пластмассовые игрушки в каждом супермаркете, семнадцать «Оскаров» и толпы косплееров в плащах из порезаных брезентовых палаток.

Если нет возможности ебаться весь сериал налево и направо, не различая пол и возраст, убивать по поводу и без, кого попало по шесть раз за эпизод и по сорок за сезон, бухать все что горит — от эля до «дикого огня», сожительствовать со всеми родственниками, включая домашних животных, топить или сжигать на выбор младенцев и старух, обдирать с них кожу, скармливать собакам, миловать врагов и предавать друзей. И в одном шаге от ржавого и колючего, обосранного твоим предшественником Железного Трона, получить между лопаток две пяди доброй валирийской стали.

И чтобы при этом на тебя завороженно смотрело одновременно десять миллионов человек.

И идите вы нахуй со своими «Оскарами», бессмертием и Кольцом Всевластья.

Все будет намариэ, пацаны. )

Раздел: Без рубрики

Семнадцать, або Намарие, пацаны: 2 комментария

  1. jonathan-simba

    Просто это очень сильное колдунство! Хотя и достаточно бессмысленное… Суета сует и гонение ветра, как говорил Экклесиаст. А ведь он говорил это задолго до того, как человечество узнало, что каждую секунду оно всем кибуцем, не взирая на расы, чины и статусы, преодолевает 30 км вокруг оранжевой огненной точки в бесконечной пустоте. А эти всё нажраться да наебаться не могут… «Цари природы» и «венцы творения» сраные…

Добавить комментарий