Проститутки и унитазы

Как истинный жыдобендеровец, дал себе слово никогда не писать по субботам – и тут же нарушил его. Жид во мне требует блюсти шаббат, а бандеровец – кого-то предать. Договорились таки писать, но спустя рукава и с ошибками. Получилось как в Минске – вроде бы консенсус, но каждая сторона считает себя наебанной. Ладно.

Поскольку тема «Кормить или не кормить Донбасс» вызвала интерес, а следующими базовыми ценностями после жрать являются срать и трахаться – мы о них и поговорим. Нет, если кто думает что будет «ебать или не ебать Донбасс» — то он ошибается. Речь пойдет о проститутках и унитазах.

Как известно любому кацапу с детства, все хохлушки работают проститутками на московских обочинах, а хохлы моют унитазы в Польше. Поэтому, если ты хочешь снять проститутку – надо искать обочину, а чтобы помыть унитаз – надо с ним ехать в Польшу.

Начнем с более интересного – с проституток.

Тут врать нечего, экспорт недорогих и качественных бюджетных пипок в Россию имел место в начале-середине девяностых. Когда и сформировался архетипический образ «украинской проститутки на обочине», который намертво впаялся во впечатлительные мозги ватников. Наряду с другими атрибутами 90-х – бизнесменами в красных пиджаках, авторитетах в спортивных костюмах и их телохранителей с черными очками на половину морды.

Наплыв этот был связан прежде всего с тем, что действовала еще постсоветская социальная и географическая инертность населения – Москва, она как-то ближе и понятней, а в Барселону ехать страшно. И языков не знаю. Да и визу надо платить-выправлять, а билет-то сколько стоит!..

Справедливости ради надо сказать, что москвичи тогда проституток особо не ебали, потому что сами в массе были нищебродами, не лучше киевских. И большинству из них из плотских радостей был доступен разве что горячий чай с сахаром. Поэтому, когда вам кто-то рассказывает как он, йоба, да тогда, да по десять штук в день – знайте: перед вами пиздабол или подросток.

Как только у москалей завелись кое-какие деньги, в мире что-то мигнуло и переключилось, ездить по планете стало проще, и проститутки, как воробьи с дерева, стаей снялись и перелетели на пятаки Испании, Германии и Чехии. Не только потому, что там мужики в основном богаче и не требуют в жопу без презерватива, но и в тамошнем климате больше шанс не отморозить яичники, выжидая подряда в миниюбке и колготках. Их место заняли коренастые представительницы сибирских народностей, и остался такой уж неописуемый отстой, что их не то что трахать… если даже достаточно долго на них смотреть, то ячмень может на глазу выскочить.

Еще раз подчеркну – речь идет о массовом явлении. Потому что в любом городе, при желании, можно найти проститутку любой национальности, а если нет – тебе японку сделают из калмычки, ибо клиент всегда прав, даже если он лох.

Так что если кто-то грузит вам про то как украинские проститутки стоят на обочине – посоветуйте ему подойти и осторожно потыкать их палочкой. Вдруг они уже померли, с 95-то года?

Вы скажете – ну, допустим, переехали, но блядями-то быть они не перестали! Да. Я хотел тут привести данные агентства La Strada, из которого следует, что мировыми лидерами по хьюман-трафику являются Бразилия и Россия (такой у них, понимаете «пиздобрикс» образовался), но тут начнется: «а хто такие «Ла Страда?», «а что такое трафик?», «а как они посчитали?», а еще суббота и облом. И понял, что проще объяснить на пальцах.

В России живет втрое больше людей, чем в Украине. Соответственно и баб, соответственно и блядей. Соответственно и экспорта блядей.

И не надо предполагать гипотетическую высокую мораль ватниц по сравнению с прочими народами: достаточно поинтересоваться количеством в Кацапстане абортов, отказов от детей, числом беспризорных, количеством наркоманов и прочего популяционного дефекта, чтобы понять, что никаких причин для отличия в деле торговли пиздой там нет. Если вас это не убеждает – ну что ж, лезьте в отчеты «Ла Страды» да порвите себе шаблон статистикой.

А если кто-то, в силу географический иммобильности и страха перемены мест, предпочитает сосать за бутерброды в туалете рязанского автовокзала, а не за евро в Праге – то, возвращаю аргумент: блядями от этого они тоже быть не перестают. Как говаривал незабываемый Рамзан Рабаданов: «Ви пасматрите, какие пат-ри-атички!»

Теперь об унитазах.

Данный мем появился из-за юморесок о том, что поляки моют унитазы в Европе. А на их место, значит, мыть унитазы в Польше, должны приехать украинские гастарбайтеры. Учитывая тот факт, что треть России срет во дворе, вообще обходясь без унитаза, а остальные в принципе не понимают – зачем мыть унитазы, если вода из бачка и так все смывает? – этот миф оказывает мощнейшее воздействие на хлопковые головные коробочки.

Поляки в Европе унитазы не моют, они там занимаются сантехникой в целом. Что такое «KOLO», «Cersanit», «FERRO» знают почти все (ну, кроме той трети России, которая срет во дворе). То есть, польская сантехника в Европе такой же бренд, как русская матрешка (только более востребованная, в отличие от этой бестолковой деревяшки).

Украинцы работают в Западной Европе не намного меньше, чем поляки. Преимущественно в Испании и Португалии, странах бывшей Югославии и центральной Европы. Как правило, в строительстве или сельхозе. Я давно не перетряхивал свои архивы, но до кризиса гастеры оттуда присылали домой три-пять миллиарда долларов в год.

Конечно же, это позорно для страны – продавать свой труд и умения за границу. Лучше продавать невозобновимую нефть, которую разведали, разработали и достали предки, чем работать самому. Куда как престижней пропивать из наследной квартиры бабушкину мебель, чем строить за зарплату соседу дачу.

Резюмирую.

Как с проститутками, так и с унитазами – все решает мобильность и трудоспособность народа в целом. Мой прадед по матери дважды съездил в Канаду на заработки и вернулся, четырежды пересек Атлантический океан. А жил он в дремучем селе Вашковцы, и умер в 1914 году. В то давнее время подавляющее большинство рассейских холопов проводило всю свою жизнь в собственном говне, не отъезжая от родной деревни дальше, чем до ближайшей ярмарки. Он, значит «унитазы мыл». Сообщите вате, что лучше за деньги унитазы мыть, чем хуй за кормежку сосать.

Когда у украинцев нет работы – они будут ее искать даже на другом конце света.

Когда нет работы у кацапов – они будут сидеть на корточках вокруг банки с окурками и плевать в нее. Рязанская же блядь так и будет сосать на местном автовокзале, утешаясь мыслью, что в Москве на обочине стоят мифические украинские проститутки, а значит ей там ловить нечего.

***
Финиширую. Россия на рынке труда (да как и на любом другом), похожа на подгулявшего клиента бара – он интересен заведению, пока у него есть деньги. Как только деньги кончаются, его выкидывают из заведения на мороз. Ничего ни нового, ни полезного, ни перспективного у него нет. Деньги есть? Давай. Денег нет? Пошел нахуй.

Это только пианиста за талант кормят и поят до утра.

Добавить комментарий