Як козаки до мышей доебались (парт три)

Тут в аудитории несколько раз раздавалось невнятное бормотание, шо не так все было, и пан профессор истории не знает.

Пан профессор историю знает, более того, он знает разные истории. А если бы история была одна на всех, и все бы ее знали одинаково, то это была бы уже не наука, а литература. Кроме того, знать историю и понимать ее – разные вещи. За знаниями ходите на другую кафедру, а ноуки занимаются пониманием гримас реальности, одной из которых и является кацапская история.

Такшо быстро позакрывали все рты и пооткрывали конспекты.

В общем, новое казачество очень понравилось Москве. Было оно драчливым но кастрированным, поэтому размножалось ксерокопированием. Причем каждая ксерокопия была все бледней и неразборчивей, и рассмотреть на ней исходник стало решительно невозможно.

(Кстати, посмотрел я на карте где эта Даурия. Мать мая женщена. Если эти казаки туда сами приехали на лошадях, то мне жаль бедных животных).

У населения с культурой, сформированной на определенном ландшафте, после отрыва от этого ландшафта культура превратилась в обряды и ритуалы. Это еще в лучшем случае, в худшем – просто исчезала, вытесняемая местной.

Изо всех козацких качеств, формировавших козацтво как феномен, клятый царат использовал только врожденное умение охранять границы, не отрываясь от посевной. В остальном мушке оторвали крылышки и заставили бегать на лапках.

Более того, некоторые качества превратились в свои противоположности, делая термин «казачество» не просто бессмысленным, а откровенно ложным.

Если на Украйне вход-выход в этот орден был относительно свободным, то казаки-мутанты рождались в рамках сословия, и оставались в нем всю жизнь. Чтобы это не вызывало у них душной клаустрофобии, царь придумал для их разные льготы и привилегии. Мелочь, но приятно – в то время, когда безо льгот для народишки в Расеюшке был только кнут, любая дополнительная степень свободы грела душу и придавала чувство собственной значимости.

До мышей окончательно казаки еще не доебались, но в чертах лица уже стало появляться что-то мышиное.

Как уже говорилось, украинское козацтво не стоит считать Силами Добра, неусыпно пекшимися о народе, к гречкосеям они относились довольно презрительно. Но общая связь с нацией и ротация кадров все-таки давали козаку понимание, что народ ему не чужд, а там уже и до светлого образа народного защитника недалеко.

Ксерокопирование казачества, в смысле переселение по воле царь-батюшек, продолжалось, что естественно не вызывало восторгов у местного населения. Однако и свои были не в восторге, честно говоря. Как нетрудно догадаться, причина эта – льготы и привилегии. В итоге «казаки» огораживались со всех сторон – и от туземцев по ту сторону границы, и от своих крестьян по эту, а сословная замкнутость добавляла еще и колючую проволоку поверх забора.

Берем калькулятор, складываем утрату культуры и традиций, сословную изоляцию, привилегированное положение. Сумму делим на всех. Что получаем? Нацию-полицая.

Не местные, не русские, не хохлы. Казаки по национальности. А ну шо там пишет Шолохов:

Оттого ездили на станцию по нескольку подвод вместе и тогда уж, встречаясь в степи, не боялись вступить в перебранку.
— Эй, хохол! Дорогу давай! На казачьей земле живешь, сволочуга, да ишо дорогу уступать не хочешь?

Впрочем, даже полицаев из них толковых не получилось. Как только власть поменялась, «казаки» тут же перекрасились. Вот что Краснов уже задвигал:

«Казаки! Помните, вы не русские, вы Казаки, самостоятельный народ. Русские враждебны вам. Москва всегда была врагом казаков, давила их и эксплуатировала. Теперь настал час, когда мы, казаки, можем создать свою независимую от Москвы жизнь».

Вот теперь уже мыши окончательно.

Вон оно как, первый раз в ноучной деятельности я вижу образование народа из сословия. Даже викинги – и те не сумели. А учитывая то, что сословие было цепным, изначально выведенным для беспрекословной службы Хозяину, то доебаться до мышей удалось в рекордно быстрые сроки.

Я специально не затрагиваю особо сегодняшних «казаков», бо то даже не мыши, а косплей мышей. Как ни странно, Украина, утратив козачество как государственный и социальный институт, сумела сохранить его дух, идею. Которая к Майдану проснулась, как будто бы и не исчезала никуда. А шо вы хотите, основные козацкие регуляторы «гэй!» и «гэть!» за века не утратили своих чарующих свойств для украинцев.

Кацапы же, тщательно культивируя «казачество» довели его вон до того непотребного вида, о котором я уже говорил выше.

Теперь за кабана васю. Как я уже говорил, если ты собрался кого-то сожрать, то не надо давать ему человеческое имя. Ну а коль уже дал, то пиши его с маленькой, как имя нарицательное. И всегда помни шо он не «вася», он просто так называется, а не зовется. Иначе привыкнешь, и рука с австрийским штыком дрогнет, когда настанет час колбасы.

Когда речь заходит о казаках и козаках, надо понимать, что это непойми шо в лампасах называется сходно с козаками просто по недоразумению, и ничего общего с козачеством не имеет. Наоборот, имеет все, что возможно, противоположное. И стреляют сейчас на Юго-Востоке не по казакам, а по обыкновенным бандитам. Причем стреляют именно козаки. Я бы даже писал с большой буквы вот так: Козаки.

***

А насчет редукции гласных – так буква «о» редуцировалась в безударную «а» вместе с редукцией самого понятия. А поскольку деградация долбоебов с лампасами прололжается, предвижу следующую степень редукции, когда будет писаться «къзаки».

Этой важной новостью я специально заинтриговал вас вначале, но оставил ее под конец, чтобы у аудитории осталось впечатление глубокой ноучности всей лекции.

Добавить комментарий