Глубоко заинтересованы вашей обеспокоенностью, або Вампир в зеркале.

Одно дело, если битому неймется, а другое – если ему понравится. Как говорил отец Вовочки на семейном совете, после того как у сына в школьном ранце обнаружили красный кляп, кожаные стринги, наручники с мехом и плетку: «Ну, я так понимаю, пороть его бесполезно…» Если чо – я имел в виду не того Вовочку, а другого, который из анекдотов. Ну, то таке, лирическое отступление. Щас еще одно отступление, а потом к ноукам.

***
В СССР очень популярны были шахматы. Во-первых, игра была относительно доступной – не требовала четырехъядерного процессора или футбольного поля 60 на 90 метров. Во-вторых, власти активно промоутировали шахматы, противопоставляя их картам. Даже кино детское снимали, где хорошие высокоморальные шахматные фигуры противостояли плохим карточным мастям. Логика в этом была – в шахматы тоже можно играть на деньги, но ставки сразу больше (потому что играть дольше), соответственно порог входа выше, и наебывать сложнее (если ходы записывать). То есть за пятнадцать минут просрать в купе кассу предприятия в шахматы командировочному намного сложнее, чем в «очко».

Так шо за шахматными досками по всей стране массово сидели пионеры в секциях, пенсионеры на скамейках и даже бездельные мэнээсы в курилках.

Но потом власти решили делать из шахмат Большой Спорт для Советского Народа. В данном случае под «Большим» понимается тот спорт, где стадионы, миллионы болельщиков, телетрансляции, деньги и мировой престиж. Естественно, больше всего власти СССР интересовал престиж. Победы советских саночников мало кого интересовали, боксеры США и СССР существовали в разных измерения, а футбол мог поднять не престиж страны, а только продажи валокордина.

Выступают на высочайшем уровне Алехин, Ботвинник, Смыслов, Таль! – и вообще цепко удерживаем вершины древнейшего спорта, а не каких-то там домино и секи. Весь мир знает и уважает нашу школу! А вот в рабочем поселке Метизный-Артемовский ее не знают, и не уважают. Сборники шахматных партий, которые для них заботливо выпускает Родина, они не покупают, газетами с этюдами только жопу вытирают, а Ботвинника путают с ботвиньей.

И тогда шахматы стали показывать по телевизору на всю страну. Сюр был лютый и черно-белый (что шахматам, в отличие от футбола, не помеха). Сидишь и смотришь на мужиков, которые сидят и смотрят друг на друга. Потом в новостях подробный отчет – кто кого пересмотрел. С комментариями гроссмейстера. Картавый дядька шлепками двигает по клеткам такие типа магниты на холодильник и поясняет: «упорная борьба на фланге», «коварная засада», «сокрушительный прорыв слона на двадцать шестом ходу»…

Особенно вставляло, когда республиканское ТВ комментировало — там кое где ферзя королевой называли. «Королева пала и была взята конем на угловом поле»! Конем, Чарльз! На поле! Ебтвоюмать, Дюма и Тинто Брасс в одном флаконе. Ну как тут не полюбить шахматы?

Пожалуйста, не смейтесь над предками. Если бы бы у вас было всего три канала на телевизоре, вы бы даже закрытый покер с интересом смотрели.

В результате, в шахматах стали разбираться практически все. Конечно, не в самой игре и ее правилах, многие знали только то, что конь ходит буквой «Г», а какими буквами алфавита ходят другие фигуры, стеснялись даже спросить, чтобы не выглядеть дикой деревенщиной. Но разбирались в шахматах вообще, в целом: где находятся города Багио и Мерано, что именно курит во время игры Таль, почему Ботвинник – еврей, а Корчной – жид, и прочие премудрости древнего чатуранджа.

Соответственно игра и воспринималась пересичным пиплом – одна бабушка, после напряженного молчания перед телевизором, говорила другой: «Ой, смотри! Наш-то, молоденький, голову на руки положил! Устал! Надо ему быстрее ходить, а то совсем силы потеряет. А этот, напротив, который сионист, щурится нехорошо и под столом его ногой пихает, чтобы с мысли сбить».

Потом наш-молоденький встряхивался, делал ход, бабки замирали в ужасе, но ничего страшного не происходило, бабки расслаблялись, и снова начинались разговоры, что Корчной гипнотизирует, а у Фишера в кармане запасные пешки, а у Каспарова хорошо бы родословную проверить, и если опять окажется еврей, то надо в ЦК писать, сколько уже можно!

Сообщения о выступлениях представителей СССР на Генассамблеях ООН население тогда не ебли совершенно.

***
Тераз к ноукам.

Итак, битый по жопе в Брисбене Вовочка, похоже, вошел во вкус истязаний, взял свой школьный ранец с кляпом, наручниками и плеткой, короб крама на обмен, и поехал на ярманку в ООН, как Карпов в Мерано. А болельщики расселись возле телевизоров – смотреть.

Какой буквой ходят фигуры в Организации Объединенных Наций пересичный кацап не знает, и правил знать не желает. Он ловит выражения лиц и позы. О чем они там говорят, что решают, какие у них дебюты и эндшпили? Какой буквой ходит Путин? (Лично я считаю, что буквой «О» — куда бы ни пошел, на том же месте и окажется) – но это неважно. Эрзянские бабушки всех полов и возрастов напряженно всматриваются в телодвижения игроков, пытаясь прочитать ход матча – доска с фигурами им непонятна, только отвлекает.

Сколько раз Хуйлу руку пожали? Чокались бокалом или нет? Каким по счету выступал с трибуны? Где стул его стоял? А в номере туалетная бумага была? – О! Значит, уважают, значит, скален встаем! Американцы даже признают!

— А наш-то какой был! А как шел! А сидел как! Уверенно, матеро! Вот это он вовремя с Медведевым подкачался в зале!
— А хахол этот, Порошенко, который Вальцман. Ни виду, ни индивиду! Кто его такого слушать будет? Абамка вон зевал даже! И стул ему дали бэушный, а Дилма даже не поцеловала.
— Не «абамака», а Обама. Барак ибн Хуссейнович. Тоже хорошо себя держит, молодец, научился таки среди людей манерам!

Это понятно, называть в текущей партии Президента США «абамкой-абизьянкой», когда за ним с глазами побитой таксы бродит твой Царь-Витязь с просьбой «а можно на секундочку поговорить?» — как-то неудобно. Поэтому российские шахматные болельщики у абамки временно отобрали хвост и банан, вручили мантию и скипетр, и разрешили ходить куда угодно на любое количество клеток. Ну, на всякий случай, чтобы потом было не так обидно, когда нахуй пошлют. Все-таки не абизянка послала.

***
Вы знаете, я не политолог. Но понимаю: предполагать, что на подобных форумах собираются, чтобы на месте принять решения, кодируя их в таинственные рукопожатия и чоканья бокалами, это все равно, что верить, что на Форуме Юных Физиков совершают открытия и делают изобретения.

Подобные регулярные ассамблеи и саммиты – это ярмарки и выставки уже готовых проектов и решений. Вся работа по ним проводится до, или после, а на месте они уточняются, подтверждаются, отклоняются или откладываются. Путин приехал с одной целью – решить вопрос с санкциями и растущей изоляцией. Ему сказали: по главному вопросу – нет. А остальное – хуй его знает, жизнь покажет.

Приехал Вовочка на ярмонку, разложил пуховый сирийский платок, расставил на нем пятнистых псковских матрешек и начал зазывать покупцов, рассчитывая взамен корову получить. Ему сказали шо нахуй не треба, но спасибо шо вы приехали. Надавали ему журналов глянцевых, буклетов рекламных, значков пластмассовых, майку с принтом, руку пожали, бокалом чокнули и велели еще приезжать, как на корову денег наберет. Собрал Вовочка товар обратно в короб, и кагбы… кагбы все. Себя показал, людей посмотрел, хрен получил. Хороша была ярмонка. Весела.

Вечером для самых тупых по политшахматам СМИ проводят разбор матча с помощью все тех же магнитов на холодильник. Только там уже не столько на шахматы похоже, и даже не на карты, а на гадания по полету птиц. Там по рукопожатию авгуры определяют судьбы Евразии и растолковывают Знаки и Символы бедным дуракам. Дураки переглядываются и шепотом уточняют друг у друг: «Так чо, если у Него стул третьим слева стоял – доллары покупать или продавать?»

Лучше бы вы, мокшане, как раньше, за шахматы болели, чем за генеральные ассамблеи.

***
Все, резюмируем.

Конкретно здесь ноуку интересует следующее – почему генассамблеи ООН победили шахматы в ментальном поле мокшани? Дикари же всегда любили резные деревянные куколки больше, чем нудные разговоры за столом без водки.

Потому что столько раз уже им было сказано по телевизору, «нет никаких санкций и изоляции», что мокшне стало страшно: нельзя же говорить столько о том, чего нет, если его нет на самом деле? Теща из Вятки звонит: «А что, нет ли там у вас в Питере этих… санкций и изоляций? – Да нет вроде. А у вас? – И у нас тоже нет. – А деньги как? – Ну, так себе, не очень, но это точно не санкции. – Вот слава богу!…» — и бегом к телевизору, распознавать в дипломатических ритуально-танцевальных позах Хуйла – не крадутся ли санкции и изоляции? Ну, нет же, нет, не крадутся! Вон, даже чокнулись с ним бокалом! Разве будут чокаться, если изоляции крадутся?

Мы наблюдаем типичный «обратный синдром вампира», когда упыря не видно в пространстве, но он отражается в зеркале. Человек, находясь один в явно пустой комнате, видит в зеркале оскаленный ебальник чего-то страшного. Оборачивается – никого нет. Смотрит в зеркало – оно еще ближе подобралось и клыки выпустило. Тут нервы не выдерживают.

Сторонний наблюдатель заинтересованно спрашивает у кацапа, размахивающего в пустой комнате шваброй: «Шо, опять зеленых чортив ганяеш, алкашня эрзянська?»

— Да нет, — отвечает кацап, стараясь унять ужас и продемонстрировать ледяное спокойствие и уверенность в будущем. – Это я просто спортом занимаюсь. Для здоровья полезно.
— Ага, — с пониманием отвечает наблюдатель. – Панятна. «То спорт такий, бо-дзюцу ніхуйовий», як би пан Лесь сказав. Ну, тренуйся. Надобранич, блять, шоб ти здох до ранку.

И уходит. А кацап, оставшись один, начинает опять крутить вокруг себя палку, стараясь держаться ближе к телевизору. Он уже понял спинным мозгом – в комнате точно еще кто-то есть. Но ждет, что из телевизора до рассвета прокукарекает петух, и разгонит страшный морок.

Бедные дураки, они не понимают, что их страшный морок кукарекает именно из телевизора.

Добавить комментарий