Вассальное порнографство, або «А можно посмотреть?» (авторпати)

Как показали обсуждения последних лекций, в жизни у человека самое главное – это ебля и молитва. Я давно сьо подозревал, но не готов пока свести это в стройную ноучную теорию – то ли это разные способы достичь одного и того же оргазма, то ли адепты ебли и молитвы кончают по-разному, и спорят – кто прав. Позабавило сходство платформ православных и феминисток, одинаково претендующих на то, чтобы дирижировать чужими поебками и выдавать талоны на совокупление. Предвижу яростную конкуренцию и войну компроматов между ними.

Поэтому «парт три» будет отложено, а сегодня, вопреки детерминизму, будет обещанное юному рукоблуднику авторпати про порно. Совершенно случайно (вирус, наверное, ага), он попал на страницу порнокаталога, и поразился обилию украинских актрис и моделей. Это явно говорит о том, шо если какая-то «хахлушка» не стоит на Ленинградке, то непременно в это время шпилится сразу с тремя неграми под хриплые команды Пьера Вудмана, подаваемые через мегафон.

Я тоже посещал порносайты, причем не случайно. Правда, кроме веселых картинок меня интересовали особенности производства, способы монетизации, биографии и истории карьер актрис и режиссеров, и вообще все такое, малозаметное на первый взгляд – зато ужасно интересное. На лавры Боб Джека я не претендую, но литератор обязан влачиться по всяким злачным местам, вникая в детали – иначе Гиляровский из него не получится. Так шо могу сказать, и скажу.

***
Давайте для начала определимся с терминами. Мы на кафедре рассматриваем порнографию и проституцию с точки зрения общества, а не рукоблуда. Соответственно, относим к ней те формы системно организованного разврата, которые предполагают прибыль – ну, скажем так, отличную от стоимости бутылки водки. То есть, оргию в общаге за угощение, или гонзо с пьяной одноклассницей, снятое на мобильный телефон для последующего размещения в ютьюбе мы из категории секс-индустрии выводим.

Поэтому вопрос «чем отличается порно от проституции» не должен вызывать удивление и самоочевидного ответа: «Тю, тут только смотреть можно – а там еще и помацать!» Это разница для потребителя. А для бизнеса главное отличие блядства виртуального от реального заключается в продакшне.

В проституции продакшна нет, если не впихивать насильно в это понятие постройку шыкарного борделя «Сады Семирамиды», где под хрустальным полом будут плавать живые русалки, или подготовку элитных проституток на садо-мазо-полигоне в Албании и в храмах тантрического секса. Это излишества, а необходимый минимум требует только презерватива (опционально) и койку (еще более опционально) – уже на этом уровне запускается бизнес-процесс.

В порнобизнесе же гонзо с пьяной одноклассницей можно продать только самой однокласснице или ее родителям. А чтобы запустить бизнес-процесс – нужен продакшн.

***
Вообще – кто покупает порно? У нас – никто. С условно-бесплатного прона (ну откуда у юного рукоблуда деньги?) кормятся хиба шо рекламщики и веб-мастера. Поэтому постсоветские гордые, но бедные дротаньяны смотрят устаревший, порезанный и пережатый хлам, утешая себя тем, что в доисторических роликах актрисы не стареют. Но вот на Западе, где $17.99 не деньги, существует определенная культура потребления порно (вплоть до коллекционирования, месье!) А значит, требуется качество, отличающееся от снятого на трясущийся планшет через замочную скважину процесса помытия двоюродной сестры в душе.

Нужно следующее (конспектируйте, кто собирается влиться в ряды порномагнатов): студия и офис. Можно снимать на съемных локациях (сори за каламбур) и даже на природе, но офис нужен все равно. Естественно нужна камера – дорогая, и всякие приблуды к ней. Штатив, стедикам и желательно тележка с рельсами (ладно, можно без тележки). Свет, просто дохуя света. Для того чтобы качественно снять тьму нужен свет. Ну и дальше – монтажные компьютеры, отличающиеся от секретарских, кофе, сахар и электрочайник с кипятком для стаффа (не путать со снаффом), транспорт типа «бусик», канистра со смазкой, дополняйте дальше сами.

Костюмы – если по извращенному замыслу сценариста принц эльфов Елдарион овладевает принцессой Сисяррой, то, увидев смету на тряпки и грим, вы охуеете. Вам потребуется искусственная сперма, искусственная кровь и даже, пардон, искусственное говно (меняйте сценариста). Для тех, кто не в курсе – тюбик искусственной крови, которая в кадре ведет себя как кровь, а не варенье, стоит 60 долларов. Крови той в тюбике меньше, чем из… скажем так, чем из носа накапало.

Но это не самое главное. Главное, как говорил товарищ Сталин – это кадры. Во-первых, артисты. Бомжиха с вокзала и два ваших одноклассника не пойдут (в смысле, они-то, может, и пойдут, но тогда бизнес не пойдет) – требуется или пользоваться каталогами и иметь дело с противными агентами, или растить свои таланты по системе Станиславского «не верю!», шо пиздец как долго, сложно и криминально. А еще нужны будут операторы, монтажеры, визажисты, умеющие пудрить не только носы, но и потные задницы, сценаристы (эти должны быть самые лютые извращенцы) – и вообще все, вплоть до водителя.

И самое главное – пул заказчиков и канал сбыта.

Конечно, можно все-таки вернуться к идее талантливого аматорства, совместить должности водителя, режиссера, сценариста, оператора и монтажера, временами подключаясь к артистической деятельности сжимая в качающейся руке верный айфон для создания шедевра в стиле POV, а продавать шедевр в переходе – но мы же с вами сразу договорились вести речь о порнобизнесе, а не о дурацком хобби с подглядыванием в кабинки на пляже.

***
Я рассказал все эти ужасы не для того, чтобы отпугнуть вас от карьеры порномагната. А шобы вы понимали, шо это не такие хухры-мухри, как пойти в «пимпы», намазать себе морду гуталином, надеть летом шубу и золотой кулон-бакс поверх голого тела, взять в руку трость с набалдашником-пуделем и гонять ею по улице подопечных проституток. Требуется: а) материальная база, б) кадровый рынок, а охранять все это должно в) лояльное законодательство.

Иначе в один прекрасный день на вашу студию заедут казенные люди с вопросом: «А че это вы тут делаете, а?» И если даже адвокат вас отмажет, то кадры разбегутся, а оборудования на пару сотен тысяч кулонов вам будет жалко до слез.

В этой системе, как понятно, самыми мобильными являются кадры. Поэтому они и едут туда, где есть материальная база, работа и зарплата. Типичный пример – Голливуд. Никто же не думает, что славу всемирной киностолицы этой калифорнийской деревне принесли не в меру талантливые местные уроженцы? Немецкий режиссер снимает английского актера по французскому сценарию на японские деньги. При этом фильм получается все равно американский. Эдакий международный муви-констракшн-ярд с местным брендированием.

Порно-констракшн-ярдом на постсоветском пространстве является Россия. Конечно, до уровня венгерского или чешского полового беспредела ей далеко, однако именно российские законы, в отличие от украинских, позволяют создавать там более-менее устойчивые площадки для продакшна. Ловят, конечно, и там и тут, особенно снимающих малолетних – «сибирские мышы» и днепродзержинские писюхи тому доказательство. Но, тем не менее, полноценным порнобизнесом Украина не обзавелась именно в силу упертости закона – в отличие от России. Так, по мелочам, «Эт-то несерьезно», как говорил Бывалый. Иначе, учитывая местные расценки как на матчасть, так и на кадры, у нас бы запросто образовался второй Будапешт – если не первый.

Поэтому, мой юный рукоблуд, почти все порно, в котором снимаются украинские тела, является российским. Ну, по крайней мере, до тех пор, пока удачливая украинская модель не раскрутится на пялке раком на фоне Исаакия, и не свалит из Питера светить пипкой в камеру куда-нибудь в Будапешт или Фриско за подороже. То, шо в российском и мировом порно спрос на российских мессалин ниже – так это не к нам претензии, а к вашим мессалинам.

А флажок в порнокаталоге всего лишь обозначает страну, которую решила обозначить для себя сама модель, ее агент или даже компания-издатель. Там вообще 90% обозначены как американки – ты шо, реально думаешь, что это так? Тогда ты не только рукоблуд, но еще и долбоеб.

***
Я помню те времена, когда при попытке набрать «Саша» в гугле вываливалось первым «Саша Блонд гордость Украины». Посмотрев, шо это за гордость такая объявилась? – я соглашался, да, можем гордиться, по крайней мере, экстерьером. Помню, как нездоровые на голову депутаты пытались отобрать детей у Wiska. При том, что Анастасия, по отзывам людей, заботливая и внимательная мать. «Ах, госспаде!» — кричали депутаты – «Что если дети узнают, чем зарабатывает их мать!» Я искренне надеюсь дожить до тех времен, когда детям депутатов будет стыдно узнать, чем зарабатывал их папа. Чиччолины в парламенте достаточно одной, четыреста пятьдесят штук там не нужно.

Вообще я с симпатией отношусь к сотрудникам и сотрудницам этого стремного бизнеса. Может быть потому, что знаю их немного лучше пересичных громадян, может потому что рискуют они часто больше, чем зарабатывают, может потому что девки красивые, а съемщики веселые. Психологией шалав они не страдают, а определенный юмор и здравый смысл, необходимые в такой чудернацькой профессии, присутствуют. В любом случае, чиполлины чиччолинам не враги. Можете считать это иррациональным и непоследовательным, но я аморалки здесь не вижу вообще (если детей на съемочной площадке нет).

Так, чи не так, але порно, стало частью культуры, и это тоже объективный факт, как и в случае с проституцией. Оно присутствует в любой стране, где есть медиапространство, и запретить смотреть его нельзя, бо время замацанных немецких журналов прошло. Запретить могут пытаться только бородатые бабаи в чалмах (не столько из-за шариата, сколько из-за дефицита интернета) да еще законопослушные японцы, которых можно приучить даже собственный член пикселями забивать при заходе в сортир с помощью специальных очков.

В любом другом случае, при запрете порно, чтобы соблюсти один маленький закон, придется нарушить десять больших. Так что правильнее будет махнуть на это рукой и (слово в строку) забить хуй.

Можно даже согласиться, что это приемлемый паллиатив проституции. По крайней мере, модели на экране не разносят заболевания, не сыплют клофелин в водку, и не влекут в неведомы шалманы. Так что давайте проституцию запретим, а порнобизнес легализуем?

Думаю, уже почти все поняли – в чем фокус. Продавать и производить – не одно и то же.

***
Если проституция требует легализации, то производство порно должно быть запрещено. Смотреть, скачивать, обмениваться, хранить – как пожелаете. Нельзя человеку запретить смотреть на то, что он видит и слушать то, что он слышит.

Но снимать – нет, нельзя. Не призываю карать, сажать, гнобить и щемить, тем более тех, кто не имеет прибыли, кроме как сдельной оплаты за конкретную работу – актеров, гримеров, операторов и водил. Сказали «ай-яй-яй!» — и отпустили. Но материалы и оборудование надо изымать, организатора штрафовать, а лавочку прикрывать. И никаких легализаций.

Иначе весь питерский и прочий Голыйвуд переедет к нам, как американская промышленность в Китай. И тогда наш юный российский блудорук окажется прав насчет украинского порно. Если считать это вредным производством — то оно нам треба? Нехай уж лучше они там, у себя в России снимают – а мы потом все, шо надо скачаем с порнолаба. А у кого есть деньги – тот честно купит, посмотрит два раза и поставит на полку в коллекцию.

Спасибо за увагу, ждем завершающую лекцию о проституции «парт три», и после нее закроем эротическую тему.

Добавить комментарий