Проклятое марта, или Один день в тысячу лет (парт восемнадцать, строго 18+)

Автор: | 24.04.2017 01:34

— Куда же вы их друг напротив друга лепите, под встречные директрисы? Они же друг друга перемолотят, — с раздражением сказал Хикс бойцам, монтирующих автоматические турели возле заваленного битым камнем входа в портал колонии. Колониальные морпехи, элита, мать вашу, детский сад для детей с альтернативным уровнем развития. — Под углом разводите, под сорок пять градусов. Тридцать метров от входа, не дальше, чтобы автомат зря хоботом по широкой амплитуде не махал.

— Ты извини, капрал, — виновато сказал Дрейк. — Сам чувствую как тупею. Жива эта Матушка, излучает. А у меня с «мобой» сам знаешь, важко. Вторую пару «хоботов» ставим напротив, под броневик?

— Точняк, бро. И по три кассеты соберите на каждый автомат в блоки, это шесть тысяч «конгревов». Дит, успеешь набить блоки подачи, пока твари н свет божий полезут? Мелкие россоморфы завал быстро разберут, они на копанках наловчились, а потом уже Матушка сама наружу выберется.

— Успею, — пропыхтела Дитрих, вытрая запястьем пот, катящийся из-под налобной повязки. Я в учебке на всю роту картошку чистила.

Рипли все так же, вверх ногами, в кресле оператора броневика потрескивала микропаяльником, пытаясь заменить выдранную консоль связи примитивным устройством,способным установить элементарную связь-морзянку с электронной начинкой мистера Бибса. На видеопоток с «Кроу» самодельная игрушка не тянула никак.

-Эллен, — крикнул Вержбовский.- Там еще по семь ракет в каждой соте осталось. Можно синхронизировать их запуск с работой автоматических турелей? Только с задержкой секунд на десять?

— Як два пальці об асфальт — ответила Рипли, удерживая в зубах какой-то провод..

— Что для этого нужно?

— Два мабільних тіліхвони та ізолєнта.

— Сколько у нас времени? — спросила Дитрих у Хикса.

— Думаю, минут сорок. Лопатоносы уже скребутся изнутри. Потом пойдут шахтероиды и кредитники. Турели их вынесут, я поставил их на одиночный огонь, пока локатор не засечет более крупную цель, тогда уже играем на все деньги и отстреливаем ворхеды броневика. Сколько контейнеров заполнено «конгревами» для смартов турелей?

-Пятый добиваю.

— Ну и хватит. Нижние турели, которые под броневиком, комплектуй полностью по три бокса патронов, верхней левой и тысячи зарядов хватит, все равно они ее раньше стопчут. Нам время выиграть надо, пока будем к шатлу прорываться. Рипли! Ты нашла место высадки? Слинковалась с панцершвайном?

— Ньо, не можу. Далеченько вже наша свинюга для конекту. Але я голову Бішопа зловила. Не спить падлюка в своїй банці, підключився до «Кроу», але відео розшерити не може — канал завузький. Як той собака — все розуміє, але сказати не може, тіко скавчить. Бібікає, що шатл на ріпному полі. То вмикайте автоматичні машингвери, та киваємо звідсіля п“ятами. Веж, як пузяка? Бічь зможеш?

— Ну если ты будешь бежать впереди и вилять попкой… — Ухмыльнулся Вержбовски.

— Разговорчики. — рявкнул Хикс. — Активируйте сторожевые автоматы и галопом на репное поле. Стойте, еще одно дело осталось. Дитрих, дай-ка огнемет.

Капрал перехватил у Дит флеймтрувер, воспламенил подствольный поджигатель и подошел к изрезанному Бишопом и обглоданному россоморфами телу Картера Берка, бывшего сотрудника компании «Вейланд- Ютани». Затем струей напалма превратил его в кусок угля размером не больше силикатного кирпича.

— Вот это правильно! — сказала Дитрих, принимая огнемет обратно. — На кой черт нам эти отчеты компании писать? Был Берк, вышел в одночку со станции поссать до ветру, хотя его предупреждали, да весь и выссался. Видео я потом смонтирую и верифицирую.

— Гоу-гоу-гоу! — скомандовал Хикс. — Выручайте, ноги, свою голову.

***
На поле для игры для репу было тихо и пустынно. Дождь притих, ветер подсушил грунт, и ветер крутил смерчки из пыли.

— Не поняв, — ошеломленно сказал Вержбовски. — А де усі? Шо за тішіна на івановськом кладбіще?

— Свінюку свою запитай, — отозвался Дрейк. — В нього ключі від тачіли були. Ріплі, а ну погукай цю голову прахвесора Доуєля. Мо він знає де човен?

-Гукала. Тихо, хоч голки збирай, — вяло ответила Рипли, явно путая две песни из иммунной программы «у-мобы». Може це не теє поле? Хіксе, в тебе на унтерському шоломі геолокація, перевір, друже.

Хикс вывел на лицевую пластину шлема координатную сеть и сверил ее с трассировкой группы. Поле было тем же самым, даже с выжженым пятном от посадки шаттла Си Ферро и Спанкмайера. Капрал повел визором вдоль некрашеного забора,окружавшего поле, и тут же резко вернул фокус на пропаленное пятно посадки разбитого шаттла с бортовым номером 01. Затем удвоил приближение. Затем учетверил. Затем поставил на максимум.

— Мать моя женщина! — потрясенно сказал Хикс.

— Это вопрос или утверждение? — вяло осведомился Дрейк.

— Это пилот Си Ферро. Она стоит посреди посадочного пятна. На своих ногах.

Вся группа опустила лицевые маски и молча обозревала одинокую фигурку, стоящую среди поля спекшейся пыли. Затем десантура, не сговариваясь, ринулась вперед по полю для гры в репу.

***
Одна линза стрекозиных пилотских очков Ферро была выбита полностью из оправы, вторая была покрыта сетью трещин. Энергозапас оливкового летного костюма, перетянутого противоперегрузочными шнурами, был разряжен настолько, что офицерские «Пара-600» даже не удерживались магнитами в предплечных ложементах и висели на силовых проводах вдоль тела, как детские варежки на резиночках. Вокруг пилота все было усыпано гильзами от штатного короткоствольного М41Аmini с пороховым патронами. Тел вокруг почти не было, за исключением четырех монстров необычного вида, разделанных на мясо штатным «страйдер-ковальски». Сам нож торчал в глазнице пятого, самого дальнего от Ферро.

Ферро бессмысленно смотрела в небо и мычала себе под нос песенку о том, как на радио жил цыпленок.

Первой успела Дитрих. Она осторожно обошла пилота по кругу, проверяя ее медсканером, затем профессиональной подсечкой свалила ее наземь, и пока Дрейк осторожно прижимал Си к грунту, откатила ткань с шеи летчицы и инжектором ввела коктейль из совместимых седатива и стмулятора. Затем осторожно сняла с лица Ферро разбитые очки, подумала, и аккуратно сложив их, положила очки Си в ее нагрудный карман с нашлепкой из велькро «Corp. C.Ferro»

— Говорить можешь? — спросил Хикс. — Где Спанкмайер? Что вообще случилось? И снимите с нее этот чертов тактик-блок.

— Могу, — тихо ответила Ферро. — Спанки в говно. Не пристегнулся. В кабине стало вонять прокисшим оливье. Он отстегнулся и полез проверять — не лопнул ли какой-то из просроченных концентратов. Потом заорал, я обернулась, и тут мне что-то ебнулось на лицо. Спанк через лобовое стекло, небось, до самой Канады долетел, а я только ребра ремнями перехуярила. Выбралась из шаттла, доползла до места посадки, попыталась активировать аварийный маяк,но его тут же спиздили откуда-то из-за под земли.

-Да снимите же с нее тактик — прорычал Дрейк. — иначе мы так и будем разговаривать: «ебнулась», «перехуярила», «спиздили».

Дитрих поспешно, стараясь не задеть кожу, перерезала ремешок тактик-блока Ферро. Пилот тяжело вздохнула, свернулась клубком, рефлекторно прижав локти к поломанным ребрам.

-Я их тут штук четыреста положила. Все лезут и лезут. Одни друг друга жрут прямо на месте, других затаскивают в ямы,и чавкают оттуда.

— Кто? — внимательно спросил Хикс. — Кто вылазит и чавкает? Сосредоточься Си. Это важно.

— Да эти, «репы». Россоморфы. Они сами себя «шахтеррористами» называют.

— Вот такие? — Хикс пошевелил стволом импульсной винтовки дохлую десятпальцевую тварь размером с кошку, бессльно вытянувшую длинный мускулистый хвост. — Это ты его убила?

— Нет, он сразу дохлый валялся. Этого конкретно я не помню. Но вообще, это «беженец». Промежуточная форма. Репы крупнее. Да вон,очередная репа лезет. Ребята,отсыпьте патронов и батарей. Не хочу так умрать.

Хикс вопросительно посмотрел на Дитрих. Та пожала плечами.

— Два правых ребра сломано — пятое и шестое. И вывих правой лодыжки. В конъюнктиве глаза стекло. Дайтеей что-то импульсное и без отдачи, и ремень через шею, а то она после первого же выстрела свалится в обморок. Си Ферро — капрал колониальной морской пехоты, и умереть с оружием в руках — святое и неотъемлемое право, даже если ему обе руки оторвет, он может потребовать нож в зубы. На, держи огнемет, он без отдачи. А ты мне, Дрейк, запасной импульскник и бэкпак с автоподачей припаса. И не жадничай. Бо кобзона задом наперед тебе включу.

Репа просунула из земли, голову в каске, во лбу которой зачем-то светился фонарик. С хрустом выдернула из земли одну руку, затем вторую.

— Вы с какого раена, аще, пацаны? — хрипло спросила репа, густо откашлявшсь цементной слюной, и сплюнув на землю куском антрацита. Это наша земля, Расеюшка. Я сам с «Рязани-Пять»,там родился и путягу закончил, а потом сюда по контракту с «Вейландом» переехал. Но Ахерон наша земля, сакральная, потому что происходит от «А хера он?» Понаехало вас тут, жидов всяких, хохлов и пиндосов. А хера? Щас мы вам искандерами веселить будем, европидоры ебаные!

Ферро, сцепив зубы и приподнявшись на локте залила «шахтеррориста» струей жидкого ада. Репа дико заорала, и начала с необычайной скоростью закапываться обратно в землю, но не успела, и окунулась мордой в грунт, гадко воняя расплавленной пластмассовой каской.

-По фонарику старайтесь бить, — сказала Ферро, валясь обратно на землю. — Там у них что-то вроде нервного ганглия. Держитесь, сейчас полезут. И дайте мне сектор,чтобы я вас под френдлифайр не подставила.

— Занимай с трех до пяти часов, — ответил Хикс. — отключи подствольный воспламенитель и непрерывную подачу смеси. Переведи сектор воспламенения с помощью «бенгалки» на дистанцию тридцать метров. Тогда система «свой-чужой»не даст сработать по своим. Держсь, Ферро. Рипли, в центр периметра. Вызывай говорящуюголову или свиноту, она должна быть где-то рядом!

— Я бы попросил повежливее насчет «свиноты», — очень вежливо ответил Вержбовски. Мистер Бибс — нечеловеческая личность, зу-корпорал группы «Ка-элевен», имеет правительственные награды и личную благодарность командира корпуса колониальной морской пехоты. И если он «где-то рядом», то очень скоро он будет совсем здесь.

Почти одновременно вокруг морпехов проклюнулось еще несколько десятков «реп».

— Какой день в жизни колониального морпеха самый лучший?- куда-то в пространство спросил капрал Хикс.

— Последний — хором рявкнули десантники, разбирая цели.

Проклятое марта, или Один день в тысячу лет (парт восемнадцать, строго 18+): 8 комментариев

  1. superfriday90

    А из глубоких подземных нор, должно раздаваться «Крым наш, крым наш, крым наш…..» и должен из мрака подземелья угрожающе приближаться рёв мацацикелов под страшные -суровые-суворые рифы Арии а потом угрожающе удалятся и групироваться под призывные «Голубая луна» , исполняемой самими губами самого Залдозадова на медной флейте того самого Элтона Моисеевича Борисова

Добавить комментарий