Право на насилие (ноурид)

Автор: | 09.05.2018 16:38

Любое насилие должно исполняться только теми, кто способен от этого отказаться по испытанию совести и не получать от этого удовольствия. Только так самцов-писхопатов отделяют от мужей-защитников.

Вот это штатная кошка Трешка. Она может получить пидюлей за нарушение распорядка, но ей всегда гарантирована еда даже на гауптподлвале, потому что она на балансе подразделения. Ее могу наказать — но ровно по уставу, и мучить не будут. После отбытия наказания она возвращается в ряды подразделения без упреков и доган. Поскольку отбыла, значит искупила. Кто из нас без грезха?


Другие коты не получают ни еды, ни пиздюлей. Живут сами по себе, вне социума. У них не ни прав, ни обязанностей.

А Трешка — она не сама по себе. Она военная кошка. И (не дай боже) при эвакуации имеет такое же право на место в машине, как я или Фокс.

И как имеющий право насилия на Трешкой, по званию и габаритам, я всегда ревниво следил, чтобы ее никто не трогал. Отлупить газетой по сраке в рамках дисциплинарного взыскания — это да. Но упаси боже какому-то псу за ней погнаться, его пристрелят нахуй из автомата.Даже связисты с балкона «Волны».

Вообще, даже гладить ее надо с разрешения прямого или вышестоящего. Это не пушистая игрушка с хвостом а широкинская тактическая мародерка. Дурная, шо сто подвалов дыма, мы брали ее на мышей, а она оказалась ПВО — давит птиц. И горя от нее больше, чем пользы. Но она внесена в списки, И может зайти и лечь спать на тебя, отпихвая от теплодуйки. И выть шо шаляпин в четыре утра, шобы ее выпустили поссать. А потом, в четыре пятнадцать выть с другой, шобы пустили обртано. Попробовал бы это сделать какой-то другой кот…

У нее ошейник не просто так. Это чтобы все понимали, что за Трешкой стоит воинское подразделение. И за все ее западлизмы отвечает тоже подраздедение. Если она нашкодит — ее покарают свои, от газетой по жопе до «Денни Дивера». Как решит командир или собрание трибунала. Но не дай боже ее ударить — с тобой разберутся без трибунала, потому что это нападение на военнослужащую тактическую кыцю. Тут надо сразу валить, а потом уже выяснять. Вот у Трешки наоборот — с ней сначала выясняют.

Но чужим от нее лучше держаться подальше, а в случае нанесения ею ущерба — обращаться к командиру письменно.

Применение силы по протоколу, и насилие по желанию — это разные вещи. И Трешка учит нас этому. Если шо — будет схвачена и отпиздячена, но после рассмотрения. Но просто так пнуть ее — это очень, очень, очень сука блять чревато. лично я бы не рекомендовал.

Поэтому и сам не обжаю котеков — а вдруг они в штате чьего-то другого подразделения?

Право на насилие (ноурид): 3 комментария

  1. jonathan-simba

    —Любое насилие должно исполняться только теми, кто способен от этого отказаться по испытанию совести и не получать от этого удовольствия. Только так самцов-писхопатов отделяют от мужей-защитников.

    —Применение силы по протоколу, и насилие по желанию — это разные вещи.

    О, да!

    Сколько раз наблюдал, когда тело, бывшее страшным зверем на поле боя и при постановке боевых задач подчинённым, на гражданке или в кругу семьи было совершеннейшей няшкой или флегмой, по которому его левенята могли лазить, как по аттракциону, а он себе читает на ноуте какой-то Fields Manual — и ноль реакции. И в некоторых агрессивных видах спорта тоже такое видал — терминатор на поле вне льда может быть застенчивым увальнем, который и мухи не обидит (если та, конечно, не будет представлять реальной опасности для его жизни).

    Но, кстати, в сражении против ватанабэ всех мастей это бывает минусом. Ибо они спокойствие воспринимают как слабость, а уж понятия о чести и гордости этим западноазиатским шудрам в принципе недоступно. Потому всегда надо быть готовым к тому, что если вы поступите с ними по чести (ну как же, я же слово дал!), как Рустам с бандитом Гассаном в «Не бойся, я с тобой», то они непременно отплатят вам самой черной неблагодарностью.

    Да и насчет порядка кидания предъяв — тоже весьма праведно. Нормальный коммандер на своих подчинённых нависать не даст, но в случае косяка с их стороны накажет похлеще любых чужих. Ибо авторитет подразделения — это его авторитет, в первую очередь. А война — это вам нон пенис канина.

Добавить комментарий