Автор: | 29.05.2018 17:09

Ребята напугали меня еще на вокзале. Без обнимашек, коротко представившись, шо жуки полезли в реаниматор. Забили броневой отсек — который за левой дверью — панцирями и шлемами, напихали вовнутрь свои квадратные тактические бэкпаки, сели в ряд на скамейке, и синхронно, шо вороны на проводе, стали смотреть на меня.

Я почувствовал себя нехорошо. Как старый кот, хозяин которого завел собаку.

Тройка бойцов-парамедов из «Азова». Андрей, Игорь и Леша. У них все было свое, им не надо было ничего. Только гвозди, степлер и дрель. Они были в одинаковой форме, действовали слаженно, как группа косаток, и создавали вокруг себя космос.

А я, каптерщик, привыкший что от меня всегда чего-то надо, бродил по Базе, ощущая себя пасынком в собственном доме. Ну шо значит ничего не надо? А батарейки ААА, например? Не надо. Дексалгин, другая аптека? — не надо. Провода, двести литров соляры, ебическая сила, кремовый торт? Букет хризантем?

— У нас все есть.

Ну как это ничего не надо! Это же оскобление! Я разверз пред ними сокровища склада сим-сим, а они взяли только скотч! Я ходил как оплеванный.

Потом Игорь разобрал и собрал эвакуатор И еще раз разобрал и собрал. Потом пошел рубить дырку для вывода трубы буржуйки. Коренастый, квадратный и рыжебородый с кайлом.

— Игорь, посмотри в камеру, — ласково просил я.

— Зачем? — спрашивал Игорь, не отвлекаясь от процесса.

— Хочу племянникам настоящего гнома показать. Шоб они понимали — за шо драконы ненавидят гномов. Они везде ходят, рубят, копают и тревожат драконий сон.

Игорь ржал, оттопыривая гномскую бороду и махал кайлом.

Внезапно приехала депутат Корчинская. Привычно отодрала начмедов и полковников, и наткнулась на Андрея. И залипла с ним на два часа. Говорили они тихо и о чем-то жутком. Я не знал — доставать шампанское или готовить мешок для «двести», и сколько мешков понадобится — если что. Потому что у меня было только пять.

— Ты знаеш хто це? — Спросила меня Корчинская, поднимая палец в небо. Я посмотрел. В небе летели чайка и дрон.

— Джизес Христос?

— Це один из найкращих ликарей краины. Анестезиолог вид бога. Ну як, в своем деле да, Джизес. Он бы в Штатах миллионы зарабатывал, а от тут сидыть, на Павлику…

Я тут же побежал смотреть на джизеса анестезиологии. Он устроил упражнение по выводу каталок, рассчитанных на двоих санитаров, в одиночку, обходя стопорный зацеп. «Смотрите», — говорил бог анестезиологии: «просто не тянем вверх каталку с раненым, а даем немножко вбок. Оп! И выехали.»

Вокруг него стояли Ангелы и внимали. Поотдаль стоял вечно бухой местный Мартын с бутылкой самогонного «мартыни», и тоже внимал безмолвно.

— Крупносолевые растворы, — вещал Господь — блокируют межклеточные фенестры. Потому что при контузиях разрываются мелкие сосуды, и лить простой физраствор бесполезно. Раненый просто распухнет, все уходит в ткани Растворы типа рингера или гипертоника блокируют фенестры, и пополнение остается в русле. Поэтому в укладке надо иметь…

Я внимал в тишине и почтении.

Потом он научил меня укладывать бэкпак по эшелонам. Я до сих пор так даже карманы на гражданке укладываю, никак не отвыкну.

Леша постоянно шото волок и перекладывал с места на место. Я млел. Я испытывал отеческое чувство от этой его деятельности. Я хотел усыновить его, и сделать наследником своего склада. И передать ему тренчик с ключами от всех складов в присутствии нотариуса и священника. И сказать, умирая: «Леша! Одна банка тушенки на шесть человек! Только под кашу. И сначала «дубок» выдавай, а потом «мультикам», потому шо дубка дохуя, а мультикама — мизер…»

И закрыть навсегда глаза. И потом открыть, и добавить: «А воду шобы брали в «Обжоре».

На прощание они подарили мне пять ампул гемостатика, который можно вводить без предварительного залива физраствора, прямо в вену. И когда они уехали, у меня было такое ощущение, как будто с бронежилета содрали пластину и я остался голым.

Но у кого-то, в другом месте, под Авдеевкой или Марьинкой такая пластина появилась. А я, как минимум, научился выкатывать в одиночку, укладывать эшелонами бэкпак и получил пять ампул гемостатика.

Боги нужны везде, а справляться по жизни надо учиться самому.

: 1 комментарий

Добавить комментарий