Золото нации. Оксана.

С площадки Башни доносилось что-то невообразимое. Там кого-то убивали, и судя по звукам, в звании не ниже майора. Я осторожно приоткрыл дверь из сайдинга и в выглянул наружу. Так и есть. Приехала. Я метнулся обратно в Башню, но было поздно.

— А-а-а! Горький! — обрадовалась Корчинская. — А ну-ка иди сюда. Ты посмотри на это. Послушай. Потом напишешь. Знаете кто это? Вот пусть послушает, а потом донесет до народа Украины. Чтобы все про вас знали.

Я обреченно вышел сдаваться и слушать. В общем-то, это было предсказуемо — когда Оксана приезжает, она идет в первую комнату Башни. Потому что я не храплю, там удобная кровать и тэн прогревает помещение.

Мне-то ничего не угрожало, я был невинен как младенец, но когда перед тобой терзают генерала — этого лучше не видеть. Оксана уедет, а тебе с этим генералом еще служить. Я обреченно встал в строй проклятых. Генералы с ненавистью посмортрели на меня. Я тяжко вздохнул.

— Так ото… — сказала Оксана, и генералы зажмурились.

Каждый раз, когда она приезжала, происходил локальный апокалипсис. Ее талант находить хуйню в любом месте не имел себе равных. Казалось бы, все работает — но Оксана показывала пальцем, и там находился ржавый гвоздь или истершаяся веревочка.

Безусловно, это надо было использовать в личных целях. Оставалось только обозначить цель. И жертвой стали связисты.

***
Если кто не знает — в армии связисты служат для борьбы со связью. Казалось бы, связист ничего не делает, просто смотрит, и иногда моргает — а у тебя отрубается мобильная связь. Там, где прошел связист, связи нет. И если у комбата пропал интернет, связист просто перебирает провода, находит такой, в котором инернет есть, и подключает его комбату. Это блять у них называется отремонтировать.

Примерно так цыгане детей моют — если один испачкался, чтобы его не мыть, проще завести нового. В этот раз связисты отремонтировали комбату интернет путем использования нашего подключения.

— Делаем стрим? — спросила Оксана.

— Ага! — злорадно сказал я. — Обязательно. Идем, постримим. Только у нас интернета нет.

— А куда он девался? — растерянно спросила Оксана. — У вас же выделенка была.

— Перебрался к комбату. Понимаешь, есть такие люди, связисты…

***
— Як представник влади, вимагаю негайно забезпечити мене зв“язком. Вова, і шоби бистро. Що ваабще тут коїться? Патустаронєє шото…

Грозный Каскад, истинный ужас Приазовья, Ахиллес ВСУ, угрюмо смотрел на депутата Верховной Рады. Они дружили, но связисты вбили между ними клин.

— Идите в мой кунг, — сказал Ахиллес. — От меня стримьте. А я пока к связистам схожу. Рич, ко мне. Идем, займемся воспитанием обоссистого складу. Тобто особистого.

Рич в восторге вилял хвостом. Он, как и я, любил связистов трепетно.

***
В последний (как говорят суеверные «крайний») все пошло не так. С утра мы наварили ухи, сели за стол, но не успели отведать, как понеслось. Двое из «Азова» подорвались, на двоих одна рука, надо было везти, и тут пришло сообщение — тяжело ранен Грек.

Легендарный командир нарвался на пулю, перебившую магистральные сосуды в брюшной полости. Сосудистый хирург почти сутки держал его. Эвакуация колесным транспортом при таком состоянии была невозможна, а вертолеты несколько раз поднимались и опускались — не было неба. Ебучая азовская зима и ее шквальные порывы. Хирург просил помощи — он уже вырубался от усталости. «Триста» нельзя было вывезти в госпиталь. Надо было госпиталь привезти к «триста».

— Грека я не отдам, — строго сказала Корчинская. — Это же Грек.

Восемь часов Оксана сидела с головой в телефоне, и даже связисты помогали ей, каким-то чудом обеспечив связь, которую они обычно пресекают. Путем рокировки, чтобы не везти врача из Киева, передвигая сосудистых хирургов с точки на точку, подходили лекари, чтобы удержать рвущуюся нить жизни бойца. Прозвон, прозвон, прозвон, перезвон. Каждые два часа новый врач. И опять прозвон и координация.

И вытащили.

Холодную утреннюю уху мы доели поздно ночью. Когда Грек был стабилизирован для эвакуации, а комбат и его Рич перестали щериться на связистов.

— Ну что, Горький, стрим? — спросила Оксана. — Идем в кунг?

— Да есть у вас интернет, — снисходительно сказал комбат. — Прямо тут включайтесь. Шо мы, не люди? Я же обязан тебе обеспечить связь, как депутату. Так вот, на тебе связь. Бери свою палку с камерой и включай ноутбук.

И все засмеялись — и Ангелы, и комбат, и караул, и «сейбры», и Корчинская, и даже связисты, а Рич запрыгал и загавкал. А тактическая кошка залезла на шкаф, потому что не любит шумные праздники.

На то она и кошка. Ее дело мышей хавать, а не логистику прокладывать. Кошачья радость от убийства. А наша с Оксаной — от выживания.

Добавить комментарий