Командный залет, або Ну-ка дружно (парт оне)

Автор: | 22.02.2018 19:34

Есть истории, которые понятны практически всем обывателям, имеющим хоть толику здравого смысла — и непонятны не имеющим. Это, например, «почему нельзя лизать на морозе железные санки и вкладывать в «МММ». Есть истории, которые могут быть непонятны обывателям, но ясны как день специалистам — например, прививочные и гомеопатические войны.

Но хуже всего — это когда ответ лежит на крошечном пятачке пересечений нескольких сфер знаний, и тогда настоящие, понимающие специалисты хуряртся насмерть пробирками и кодексами, а обыватель просто ошалело крутит головой как кот на теннисе. В лучшем случае выбирая ту версию, которая ему лично просто симпатичней и понятнее.

Именно к этой категории относится мельдониевые похождения мокшанских спортсменов, и исключение России из олимпийского движения, с точностью нанесения МОК ударов по правым и виноватым уровня Симона Монфора: «Ебашьте всех, Бог узнает своих».

Это будет не так просто, но я постараюсь так просто, как только смогу.

***
Корни всей этой истории лежат еще задолго до появления Гитлера и Кубертена (о них тоже будет, но позже), когда в Древнем Риме появился принцип «кви продест». То ли Цицерону его приписывали, то ли Равилле — не важно, суть его понятна: у каждой скоенной херни есть бенефициант, к которому следствию стоит присмотреться в первую очередь.

Позже, где-то с появлением демократии в цилиндрах, журналистами в судах, пламенными адвокатами-плеваками и судьями присяжных, довольно толковый следственный принцип стал превращаться в судебный. Это был тревожный звоночек, но его мало кто услышал.

Теперь приговор можно было вымутить чем-то типа: «Разве мог этот негодяй пройти мимо невинной девушки!» — и, опачки, гилти! Или же: «Ну зачем помощнику прокурора, имеющему двадцать тысяч долларов в год, брать взятку в пятьсот долларов?» — и, опачки, совсем уже не гилти, а даже наоборот — инносент!

Что бы не цитировать вам тут нудные примеры из архивных российских плевак, рекомендую к просмотру фильм «Чикаго» с Рене Зеельвегер, Ричардом Гиром, моей обожаемой Кэтрин-Зетой и вообще шесть «Оскаров». Мало того шо хорошей музыки послушаете, так еще и врубитесь как делались дела в не такие старые времена, фелоуз.

Вывод следующий — в достаточно открытом и медийном обществе публика может карать и миловать, по крайней мере морально, на основании предположения «кво продест?», превращая его в уверенность:»ЕМУ-ТО ЗАЧЕМ???» (обязательно капслоком и три вскл), или, в обратном исполнении: «А ХТО ТОГДА, ЕСЛИ НЕ ОН???»

Хотя хуй когда она будет знать — кому это было надо на самом деле. И кому от этого «продест» стало «бене» на самом деле

Вот и возмущаются мошански люди: зачем молодым, талантливым артистам… тьфу, блять, спортсменам, надо было жрать мельдоний? если рекордной пользы от него практически ноль, ловится он на раз, — а тем более зачем было устраивать травлю спортсменов, если мельдоний вообще сомнительный допинг — то ли можно, то ли нет? Сделали бы замечание, провели разъяснение — все. Честно, он не влияет сильно на результат. Никого же не убили в детстве за зеленые сливы.

В их представлении допинг — это если бы оберменгеле штази колол в круглую попку Катарины Витт вытяжку озверина, настоянного на аненербе, после чего она превращалась бы в супершнельшлитшулауферин, в режиме турбо переходящую в Халка. А мельдоний — нассать и забыть…

***
Давайте теперь к Кубертенам и Гитлерам.

Когда старый барон запускал свой проект, у него амбиций было дофига, но он вовсе не планировал «международные игры» в смысле «народы против народов». За счет интернациональности он хотел привлечь внимание к движению, и не более того. Греки болели за Луиса Спироса не столько потому что он грек, сколько потому что он их сосед, и много лет им разносил почту. Люди с трепетом ждали прибытия любимых спортсмэнов, о которых много раз читали в газетах — и без разницы из какой страны.

Это уже после Берлинской олимпиады понеслась такая тема, что личные достижения — всего лишь гвозди щита нации, детали государственной мозаики. При фьюрере стало все чаще звучать «наши спортсмены», а фаны привыкали болеть не за атлета, а за знамя

Помните мишку-олимпишку, выложенного из цветных плакатиков? Волонтеры синхронно поднимали дощечки нужного цвета — и мишка плакал — или мог жопу, например, показать. Ну, такие типа живые пиксели в докомпьютерную эпоху в СССР, монитор с разрешением десять тысяч на сорок человекопикселей? Вот такой же пиксельной картиной становился олимпизм в целом, где медальками выкладывалось или радостное лицо успешной нации, или кислая морда державы-лузера.

И все начинали решать не подвиги атлетов, где часто были равно прекрасны победа и поражение, а тупо два слова «командный зачет».

Особенно «командным зачетом» страдал совок и постсовок в виде РФ. Это американцы могли забить хуй и послать студентов играть в хоккей, а юниоров в баскетбол. Победители фошызма и наследники кидов-воевалов продолжали играть в игры «по-Фюреру», и в олимпийском спорте их интересовало только одно — первая строчка в медальном командном зачете.

Или просрали.

Где-то на этой стадии подключилось планирование выступлений на Играх в целом Что-то типа «в бобслее нам ничего не светит, поэтому не поедем вообще, а еще лучге давайте постараемся исключить из программы на голосовании в МОК. Зато в лыжах берем все что можно — все на лыжи!». Ну, я конечно утрирую. Но если фантастический полет Боба Бимона на 8.90 нельзя запланировать, то подвести команду к состязаниям на пике формы (а точнее, суммы форм атлетов) — в принципе можно.

***
Хотя тоже не просто.

Даже с футбольной командой, находящейся под единым руководством, приходится выравнивать общую форму за счет запасных, календаря игр, сборов — и так далее. А «олимпийская команда — это условность, фикция, она только на словах команда. На деле она состоит из множества атлетов и десятков дисциплин.

У спортсменов есть свои состязания, превосходящие эту вашу олимпиаду как по статусу (футбол), так и по деньгам (велоспорт). Ну вот устал человек, две недели как с гран-при. Безусловно, он чемпион и вообще фаворит. Но завтра результат не гарантирует. Гарантирует через месяц.

А надо.

Тот, кто может на указанный срок вывести к более-менее оптимальному пику физической формы десятки и сотни спортсменов разнообразнейших дисциплин — тому наивная вытяжка нибелунгов аненербе из попы Катарины Витт не нужна. Для священного командного зачета это колдунство помощнее.

Я думаю, все, кто хоть как-то связан с медициной, уже поняли — при чем тут мельдоний. И почему дисквалифицировали страну, а не спортсменов.

Но я закончу таки в парт-тво, потому то про «кому выгодно» осталось недоговоренным. Да и почему ФСБ занялось спортом, и «что это был за порошок, и почему твоя мамаша назвала меня сынок» (с) — и почему спортсменов все-таки пустили на Олимпийские соревнования, а Россию нет.

Командный залет, або Ну-ка дружно (парт оне): 3 комментария

  1. jonathan-simba

    — после Берлинской олимпиады понеслась такая тема, что личные достижения — всего лишь гвозди щита нации, детали государственной мозаики.

    Как-то так, да. Рифеншталь с «Олимпией», опять же… Ну и весь остальной нацистский культ, принятый на вооружение нынешней Рашкой.

    —еще лучге давайте постараемся исключить из программы на голосовании в МОК. Зато в лыжах берем все что можно — все на лыжи!». Ну, я конечно утрирую.

    Это не утрирование, Проф, это жиза. Мальгин у себя в журнале регулярно выкладывает подборку рассекреченых документов совкопериода по спортивно-олимпийско тематике. Ядерный пиздец! Небо ещё не видело таких позорных пацаков, как совки. Собственно, там спорта как такового нихуя нет, одна политика, подковёрные интрижки и прочие много ходов очка.

    А почему пустили? Да потому, что нынешний Запад очень неохотно загоняет крыс в углы (даже таких, как жирный вомбат Вынь Хунь Йоп). Он предпочитает медленно варить жаб, чтобы не дергались.

Добавить комментарий