Урошнор (фастрид)

Автор: | 23.03.2018 05:44

Мне нравятся два украинских авиационных слова: «бомбардувальнык» и «выныщувач». От них реально веет каким-то ужасом. По российски так не скажешь. Бамбандировщик, истребитель. Истребляют мокшане вшей в бороде. А бомбардируют исключительно жилищную контору жалобами на отсутствие канализации.

А тут мордуют, вдувают бомбой и ныщат. Это спусковые слова, как «урошнор» для Фейд-Рауты Харконнена, если вы понимаете — о чем я.

Мой побратим, Сашко Лирнык, часто говорит мне — переходь на мову, братику. Я отвечаю — для меня это боевой язык Атрейдесов. Я на ней не говорю, я на ней пою. Если хочу признаться в любви, или обозначить неотвратимую угрозу. После которой задний уже не дать. У меня перестегивание синапсов происходит. А мне еще работать по рачне надо.

***
Мы с Ольком, по договоренности, один день в неделю, говорили только на украинском языке. И после этого я не мог относиться к миру, как прежде. Я вылетал из традиционной раскладки клавиатуры. Она становилась панной, а я — паном. А наша хата, без мебели, заваленная броней и касками — домив. И я садился за лаптоп, и было непонятно — как писать статью, потому что качественно рака послать нахуй было невозможно, не переключив раскладку обратно.

Потому что язык — инструмент мышления. А украинский язык — искренний периметр любви и ненависти, предельно понятный для своих и сложный для чужих — как свист дельфина. На нем трудно спиздеть или выкрутиться. Ну, только если суржик добавить — это как-то поможет замаскировать прямую семантику.

Общаясь с людьми, у которых «питання» обозначает не вопрос, а еду или истязание. А на извинение «вибачьте» — они начинают куда-то напряженно смотреть по сторонам. А слово «лягай та спи» у них вообще вызывает разрыв мозга.

Я прекрасно владею украинским, говорю бегло, правда с тяжелым буковинским акцентом. Но мне тут нечего стесняться — как не стесняются своей матери. Как научили — так и говорю. Остальному учился сам.

***
Поэтому для своих — «Кохана, тендітна, неймовірна. Йдемо до хати, сонечко, ласонько, бо скучив за тьо так, що аж сердце крає. Ніженьки не вмочиш в росу. — Ти шо, бухав? — Та ньоооо! Так, з побратиком з бату посиділи півгодинки на урлепу. Честно кажу! — От ти малпа дура. Шляк би те трафив, не чуй боже, шо я кажу. Йди вже лягай. Нароблю тобі звару на рання»

И я лягаю.

А для чужих — «бомбомордувальнык» и «вынысщчувач». И как это, постоянно забываю, от чего кацапы веселятся? — «Чахлык Невмырущий» и «нацюцюрник». И потом мордовское: «Бу-га-га, хахлы парусски пачелавечиски говарить не умеют.»

Я ношу с собой российское наречие, как автомат, стволом вниз. Жизнь такая. Надо уметь пользоваться мордорским оружием лучше мордвы. Где стрела — там и щит.

Но последнее, что я скажу: «Дячу Тобі, Панбоже, що дав мені сей світ на час, але той світ даєш назавжди. Й за те, що Ти породив мене українцем, й що українцем до Себе забрав.»

Урошнор (фастрид): 2 комментария

Добавить комментарий