Считаю до трех, або Отпусти веревку, Винни

— Просто отпусти веревку и падай, — терпеливо сказал Пятачок, уже в который раз. — Какой мне смысл бегать домой за ружьем и стрелять по шарику, если результат будет один и тот же?

— Я не могу. У меня лапы рефлекторно сжались на веревке. Я не могу их разжать. Мне нужен психоаналитик или ружье. Психоаналитиков поблизости нет. Беги за ружьем, Пятак, — донеслось сверху.

— Да что ты несешь! Какой психоаналитик в лесу! Какое ружье! Пока я буду бегать, тебя пчелы съедят. Просто. Отпусти. Веревку.

— Знаешь, они как-то меньше жалить стали…

— Это потому, что когда вылетел весь рой, у тебя приключилась «медвежья болезнь», ты… хм-м-м… облегчился, и поднялся на шарике выше дупла. Пчелы на такую высоту обычно не залетают.

— А-а-а! — заорал Винни, раскачиваясь под шариком и отбиваясь ногами от призрачной опасности. — Некоторые залетают! Это неправильные пчелы, они дают неправильный мед!

Кусты зашуршали, и оттуда вышел Кролик, брезгливо отряхивая лапу.

— Кто насрал? — спросил Кролик, поправляя очки. — Туалетов нет в лесу, что ли? Это приличный британский лес, а не Измайловский парк, дэммнд.

Пятачок ткнул пальцем в небо. Кролик запрокинул голову и сказал «Ого! Хали Джизес!»

— Ты, Кролик, постой тут, поговори с ним. Я пока за ружьем сбегаю. Винни спуститься не может, его пчелы не пускают.

— Ты хочешь пчел перестрелять? Это нереально, май френд. У тебя пробок не хватит

— Да не буду я стрелять пчел. Винни хочет, чтобы я прострелил шарик. Стой тут, говори с ним. Поддерживай его психологически. Я на пять минут, бегом туда и обратно.

Пятачок умчался, потешно подпрыгивая на пригорках, а Кролик неспешно раскурил трубку, и сел на пенек.

— Винни!

— Чо? — донеслось сверху.

— Через плечо. Хау дую ду? Опять пчел грабил? Слушай, мед продается в лесном магазине по смешной цене. Или для тебя принципиально именно ограбление? Это часть твоего менталитета? Краденый мед слаще?

— Вот я спущусь, и тебе пиздец, косой. Ты забыл кто в лесу медведь?

— Весь лес уже видит — кто в лесу медведь. — Кролик хихикнул. — Тебя видно миль за пять. Ты думаешь, я просто так пришел? Кстати, а почему бы тебе просто не отпустить веревку, и дальше «за два дня до Лондона»? Ты просто забыл — кто в лесу Кролик. И как ты жопу не мог вытащить из моей норы. А знаешь, почему ты не мог вытащить жопу из моей норы? Ни детей, ни банковские счета, ни яхты, ни даже собственную жопу?

— Знаю, — буркнул Винни. — не надо повторяться. И про веревку тоже не надо.

— Так ты будешь падать самостоятельно, или нет? Или ждем Пятидюймового Свонни?

Винни-Пух демонстративно повернулся к Кролику задницей, оттолкнувшись от ствола дерева, и завис, покачиваясь под шариком.

***
— Отличная винтовка! — сказал Кролик, рассматривая оружие. — Но я бы на твоем месте выбрал что-то более компактное. Впрочем, один джентльмен не учит другого жизни. Летс файр.

— Ты готов, Винни? — заорал в небо Пятачок

— Да-а-а! — донесся сверху вопль. — Хуярь быстрее, этих стратосферных пчел все больше и больше!

Пятачок упер приклад баррета в землю, поднял ствол вверх и, подпрыгнув, повис на спусковом крючке. Выбрав ход, ружье гавкнуло на вес лесь «Бам-м-м-м!» так, что даже Кролик прижал уши.

— Бля-а-а-ать! — донеслось с небес.

— Что? Не попал?

— Ну как не попал… В шарик не попал. У-у-у… Что у тебя за пробки такие, ветчина ты ебаная?

— Хорошие пробки, — растерянно сказал Пятачок. — Утяжеленные. Если их под конус свести, то можно тебя навылет пробить. Но я же конвенционной стрелял. Сейчас я еще раз попробую, надо только пробку найти. Она у меня одна, согласно минским соглашениям. Сейчас перезаряжу, — и полез в кусты искать снаряд.

— Кролик! — сказал Винни.

— Уат?

— Стреляй ты. У тебя очки, ты снайпер. Если эта свинья еще втулит мне этой конвенционной пробкой, я точно больше не медведь.

— Окау — сказал Кролик и прицелился, — Ноу квещенс.

Эхо выстрела пошло гулять по заповедному лесу.

— Суки вы — сказал Винни, выплевывая выбитый пробкой зуб. — Как можно в этот шарик не попасть? Он же огромный, как монгольфьер. Как ебаный германский цепеллин! Он больше этого дерева. Это в меня попасть трудно, но шар-то на половину неба! Медведефобы ебаные. Сионисты и бендеровцы.

— Я не сионист! — жалобно хрюкнул Пятачок. — Честное свинское! Меня сионисты даже не едят.

***
— Ага, сказала Сова, — размахивая крыльями возле носа Винни-Пуха, пытающегося пнуть ее ногами. — Падятно. Пдастите, но у бидя насморк. Могу гаварить дидазборчиба.

— Чего? — спросил ошалевший Винни-Пух.

— Ди-даз-бор-ти-ва. То есть ниб-нят-но, — уточнила Сова, села жопой на ближайший сук. Свесила ноги, достала клетчатый платок и высморкалась в него.

— А чо, птицы так сидят уже? — осторожно спросил Винни. — Разве не на лапах вам положено сидеть?

— А чо, мидбеди детают? Ты бидя жызни не учи. Сказади — нада психолога или ружжо. Ружжо ты уде нихочеш. Вот тебе психодог. Гавади давай, издивай душу. Пчира мне Ослик излил, хбостик нашел.

— Сова, тоскливо сказал Винни. — Понимаешь, тут такая хуйня… Тут и падать не хочешься, и шарик не отпустишь. Я уже и сам не понимаю — зачем я за этм медом полез… Он же реально за гроши продается…

***
— Такие дела, — сказала Сова абсолютно ровным голосом. — В целом понятно. Если он веревку отпустит, то травмы его собственные, и страховка тут не катит. А вот если кто-то из вас шарик прострелит, и Винни с той же высоты наебнется — то это причинение средней тяжести, статья сто двадцать два. Так что вам тогда платить за чужой медок.

— Многоходовочка, — грустно определил Ослик. — А давайте я сяду в тюрьму. Говорят, там весело… Обязательно надо в шарик попасть, или можно еще раз в Винни.

— Лучше в Винни. — серьезно сказал Кролик. — Пятачок шарик ему сам отдал. Теперь Пятачок получит вместо своего шарика им же простреленную «тряпочку», и выплаты за чужой мед. Винни нужны острые действия, поэтому он и орет «стреляйте». Сам он веревку не отпустит.

— Это же мой шарик… — тихо отозвался Пятачок. — Мой любимый цвет, мой любимый размер. И меня же наебали! Слушайте, может мне, реально, пробку на конус свести, или распилить под экспансивку, и еще раз попробовать пиздануть по медведю?

— Не спеши, — ответил Кролик. — Кажется дождик начинается. Слышишь, пчелы в дупло убрались.

— И что? — горько спросил Пятачок. — Опять распевать «я тучка-тучка-тучка?» И с зонтиком бегать?

— Нет, — сказал Кролик. — Там где дождь, там и ветер.

— А ты в теме, косой! — с уважением сказала Сова. — Пятачина, тебе нужна тряпочка вместо шарика и выплаты за чужие проделки?

— Нет! — честно ответил Пятачок.

— Ну тогда смотри вверх, Свонни. Сейчас будет весело. Вон, даже пчелы из дупла вылезли посмотреть.

Разгоняюшийся ветерок потащил шарик прочь от дерева. Винни отчянно дергал ногами, пытаясь зацепитья за ветку, но расстояние было уже недоступным. Шарик с медведем понесло к морю.

— Стреляйте, суки, или я отпущу веревку! Я не шучу. На счет три отпускаю. Раз, два, три… Да стреляйте же! Отпускаю на счет пять!

— Отпуска-а-ай! — хором донеслось с земли.

— Вот ублюдки, — сказал Винни, закрыл глаза и еще крепче уцепился за шнурок. — И так пиздец, и эдак. Пусть хоть шарик останется.

***
— Далеко его унесет? — с тревогой спросил Пятачок.

— По нашей погоде миль на сорок, из них двадцать по морю. — задумчиво сказал Кролик, набивая трубку. Это будет прекрасное джорни!

— Но он же вернется?

— Возможно. Но тогда спросишь с него за шарик. Не паникуй, Пятачок. Теперь это не твои проблемы.

— А он не утонет? В смысле Винни, а не шарик.

— Скорее шарик утонет, чем Винни, — проворчала Сова. — Это — не тонет.

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий