Романтик, або Гость из прошлого

Автор: | 17.09.2018 12:30

— Ха-ха-ха! — сказал робот с прической металлической Миррей Матье, запрокидывая голову назад и дергаясь всем корпусом.

— Чего ты смеешься?, — обидчиво спросил Коля Герасимов. — Я что-то не так сказал?

— Я а-ха-ха-ха-хуел. Из-ви-ни. Так ты ро-ман-тик? Ты не хо-чешь смотреть на я-пон-ских роботов ги-та-рис-тов. Ги-та-рис-тов. Я-пон-ских! А хо-чешь на рос-сий-ский кос-мо-дром? Чест-но?

— Да. И что?

— Ты дол-бо-еб, а не ро-ман-тик. Хо-ро-шо. Толь-ко кефир ос-тавь.

— Это почему это? — подозрительно спросил Коля, прижимая к себе авоську с кефиром.

— Спиз-дят. — сказал робот Вертер. — Ос-тавь тут. Вон тот пор-тал. Те-ле-порт.

Коля нерешительно поставил авоську с кефиром в угол, шагнул в стеклянный стакан и исчез.

— Экс-тре-мал! — сказал робот Вертер, деревянным шагом двигаясь по коридору. — Но ро-ман-тик!

***
Коля Герасимов ошеломленно водил взглядом по ландшафту, который описывался тем словом, которое советским школьникам знать не положено.

— Пиздец! — сказал в пространство Коля. — Нет, ну наверное коммунизм уже победил на всей планете, и столицу мира перенесли куда-нибудь еще. Может быть даже на Луну! А Москва так осталась, как деревня.

Перешагивая через грядки и кучи говна, Коля зашагал к фанерному профилю автобуса с прорезанными в нем дверями. Над проемами было написано «Коспоморт», «Космозоо» и «Проспект Мира».

— Это телепорт? — с трепетом спросил Коля у кондуктора, сидящего возле автобуса на табуретке.

— Он самый, — ответил кондуктор, поднимая похмельную голову. — Тебе куда?

— Мне в космопорт!

— Пять рублей. — ответил кондуктор, и опять уронил голову в колени.

Коля запаниковал. Вроде бы, в коммунистическом будущем денег быть не должно. Но в космопорт хотелось до визга, а на окраине совершенного мира, вроде Москвы, в ходу оставались деньги. Пять рублей у Коли были — отложенные от завтраков деньги на покупку кубика рубика. И Коля решился.

— Это туда и обратно, или только туда?

— Туда.

— А обратно?

— Обратно пофлипаешь.

— Возмите деньги! Пять рублей. — Коля Герасимов решительно достал советскую голубоватую пятерку со Спасской башней. — Мне в одну сторону! Обратно флипну!

Кондуктор равнодушно взял бумажку, рассмотрел ее, мгновенно протрезвел, напрягся, вскочил, и начал запихивать ее обратно Коле в карман школьного пиджака.

— Нет-нет, у меня сдачи на столько не будет, — бормотал контролер, пытаясь попасть трясущимися руками в карман. — Это вам, господин, в обменку надо — вон там будочку видите? Туда идите. Там вам поменяют. Мне такое не надо. Мне простых пять рублей надо.

Через пятнадцать минут Коля вышел из будочки, перекашиваясь под весом купюр, упакованных в китайский клетчатый баул. С трудом добрел до фанерного автобуса и предъявил пятерку.

— Уже десятка, — жалобно сказал кондуктор. Инфляция прогрессирует.

Коля добавил еще одну пятерку, шагнул в проем с надписью «Космопорт» и закрыл глаза.

Нихуя не случилось.

Коля, подозрительно щурясь, обошел автобус и заглянул с другой стороны. Все та же фанера и кондуктор на табуретке

— Эй, уважаемый! У вас автобус не работает!

— Как он может работать или не работать? — ответил кондуктор, запихивая две пятерки в кассу. — Он же из фанеры выпилен. Ты что, турист?

— Я из прошлого. Я советский школьник, Коля Герасимов, пошел за кефиром…

— Тогда тебе на Проспект Мира. Но это еще десятка. Давай, вперед!

И опять нихуя не случилось.

— Да что вы, издеваетесь надо мной? — чуть не плача сказал Коля, выбравшись из лужи, разлившейся по ту сторону проема «проспекта». — Это же просто деревянный стенд, а не телепорт!

— Естественно, — сказал кондуктор. — А что, сразу не видно? Телепорты на Западе. Ты что, «мальчик из прошлого», долбоеб? В коспоморт надо флипать, а не через автобус. Автобус — это для туристов и телевидения. Но тебе какая разница? Что Проспект Мира, что Мытищи, что Владивосток — одно и то же говно. Считай что ты на Проспекте Мира, делай селфи и уябуй отсюда.

— А как флипать? — спросил Коля, шаркая подошвой, чтобы оттереть говно с «Проспекта Мира». — Тоже за деньги и оно не работает?

— Восемьсот рублей, — серьезно ответил кондуктор, порылся в ящике и достал из него резиновые сапоги. — Один на правую, второй на левую, и по лужам — флип-флип-флип. Быстрее думай, через пять минут уже будет девятьсот рублей. Да и мне пора, смена кончилась.

Кондуктор завесил брезентовыми шторками двери фанерного автобуса, и начал складвать табуретку. — Ты, если надо, полазь туда-сюда, только брезент не оборви. Начало следующей смены в шесть утра, а там Михалыч, он мужик деловой, не любит, когда телепортируются бесплатно и брезент обрывают.

— Что, и так можно было? — потрясенно спросил Коля Герасимов

Кондуктор распрямился в полный рост.

— Без меня — можно. Вот из-за таких как ты долбоебов в прошлом, — кондуктор поднял грозный перст, — Мы и имеем текущее настоящее. Флипать будешь, или я забираю сапоги?

— Буду, — сказал Коля, вытирая нос. — Вот, держите, восемьсот рублей. Я должен увидеть космопорт.

***
Девочка на эстраде ресторана пела Шуфутинского — «Я себе крою», а официанты разносили картофель и спирт.

— Ты извини меня, — сказала Алиса Селезнева, поглаживая по голове Колю, уткнувшегося лицом в стол. — Я просто с нарезки слетела, когда ты сказал, что имел в сортировочном центре ООН мультипасс в Японию. Я в Румынию вырваться не могу. Ну что, посмотрел космопорт? Чучело Лайки и «Бурана»? Коль, ну извини. Бывают моменты, когда не уебать просто невозможно.

Коля Герасимов поднял голову и обратил к Алисе лицо с качественно подбитым глазом.

— Я не в обиде, Алис. Я в ахуе. Что же это за будущее такое? За что наши деды воевали?

— Это твое будущее, а не дедов. У них уже никакого будущего нет. Они померли. Короче, Герасимов, не парься. Смотри мне в глаза. И слушай меня, пионер.

Сейчас ты расплачиваешься за столик, как раз половина баула денег уйдет. Потом я заползаю в баул, и ты флипаешь обратно на сортировку. Говоришь, что ты и интурист, и у тебя там остался кефир. И вообще, ты посмотрел свое «космозоо». И хочешь домой. За кефир тебя точно пропустят.

Колю вырвало на стол.

— Что такое? — встревожилась Алиса. — Тебе плохо?

— Космозоо вспомнил. «Бурят православный водоплавающий». Блять, не напоминай больше, ладно, Алиса?

— Окидоки. Протаскиваешь меня до первого периметра охраны, дальше я с ними отсосусь. Фу ты, то есть разберусь. Дальше Вертер. Тут я уже ничего не могу, давай ты. Скажешь, что романтик. Вертер японской сборки, он может пропустить на романтике. Напизди ему что-то про сакуру, клан Тайра и первую любовь. Он человечный, он дрогнет. Это японский робот, заточеный на дружественный интерфейс, а не то что эти пидарасы в ушанках. Коля! Коля!!! Не залипай, блять! Официант, воды! И счет.

— М-м-м… — пионер Герасимов с трудом поднял голову и воззрился на Алису Селезневу через гематому. — А чо ты делать там будешь, в нашем прошлом?

— К пра-прабабушке в Мелитополь уеду. Скажу что внучка, приехала на учебу. И носа оттуда не высуну. Но когда весь этот пиздорез начнется, — Алиса обвела рукой зал ресторана, — Я тебя вытащу из Москвы в Украину. Все прослежу, школа номер двадцать, шестой «В» класс? Я правильно поняла?

-М-м-м.. — неопределенно ответил Коля.

— Так вот, — твердо сказала Алиса. — Ты вытаскиваешь меня отсюда, я тебя потом оттуда. Идет?

— И-идет, — сказал, икая, Коля Герасимов. — Только я тебя в таком виде не дотащу. Я в флиперы ногами попасть не могу.

— Я тебя дотащу… Официант, расчет! — ответила Алиса, высыпая из баула деньги на стол. — Дотащу до проходной. Но вот дальше ты сам. Лезь в сумку и придумывай легенду для Вертера. Давай, Коля, назад в будущее. Приложи хоть какое-то усилие

Хоть что-то сделай сам, иначе останешься здесь навсегда. Не пионером — так пенсионером. Не искусственным образом так естественным. Машина времени работает всегда, обычно незаметно. Но точка доставки одна.

— Расстегни молнию, Алиска, — глухо отзвался Коля Герасимов из баула. — И флипперы отдай. Я понесу. Я вагон с цементом понесу. Ебал я такое будущее.

Раздел: Без рубрики

Романтик, або Гость из прошлого: 1 комментарий

  1. jonathan-simba

    Зима близко, это Вы верно подметили, Проф… И не все её переживут… Если уже даже китайцы, как выразился брат Dagrael, «гэнсянь в жопу до упора» рюцькемидведю загнали, то развязка близится. Не зря ведь Фридман про 2020 писал, ой не зря…

    Главное нам не тупить, когда начнется. А тех, кто вам дорог, лучше начинать вытаскивать из Мордора уже, покуда не «началось»…

Добавить комментарий