Мы всі презіденты, або Мы всі Воівалы.

Мать, зови детей, в наш дом радость пришла.

Ну, двайте сразу — мне похуй на календарик УБД, который имеет каждая теща любого мента в Красноайрмейско-Покровске, в комоде, спрятав между украинским и российским паспортаами. Скидками на метро я не пользуюсь, коммуналку не плачу,  так что шерсти с этой свиньи нет.

Верховна Рада прийняла у другому читанні та в цілому законопроєкт №2045-1 про надання статусу та соціальних гарантій добровольцям, які брали участь в антитерористичній операції.

Джерело: засідання Верховної Ради 4 грудня

Пряма мова спікера Ради Дмитра Разумкова: "За 329. Рішення прийнято.

По этому закону я должен был получить УБД еще тогда, когда меня допускали пидарасить пол эвакуационой базы, но еще не совсем доверяли работать вторым номером на боевых выходах. Но тогда, кажется, давали за 45 дней. А так, по математике, я это УБД заработал восьмикратно. Иначе как бы без УБД я носил  на кителе свои нагороды?

Я же не кабанский казак, и ряды пробок от пепсиколы на черкесском халате под жандармский башлык не ношу.

Где я был — вы читали в прямом эфире. Вы все знаете обо мне, от стрима до текста. И меня умиляет ситуация, когда трамвайщицы с УБД познают войну от парамеда без УБД. Это красиво. Это обеценивает даже туалетную бумагу.

Мне не нужно наличие корочки, чтобы распознать брата. Мы не зиты и гиты. Мы из одного пекла ангелы.

Я хочу расказать о самой дорогой для меня награде. Это отличие от 131 ОРБ. А дело было так.

Во время ротации образовался неизбежный организационный разрыв между Киевской Русью и моркотами, заходившими на позиции. Это как роды тиранозавра — страшный зверь вдруг становится беспомощным во время родов. Поэтому, кстати, сепарня подгоняет свои ротации под наши. Жопа к жопе. Но в тот раз пошло что-то не так. Они обменялись на конкретном участке, а мы — нет., подтягивая хвосты Это рабочий момент в поле, но оплачивается иногда тяжело.

К нам подошли автоматчики 131 орб, летучие кракадилы, и объяснили — что и как. И сказали — пробивайте отход. Мы ставим у вас пост, но как дела пойдут — никто не знает. Можем утратить опорные пункты, и ваш эвак "Одесса," и пока будем вести заградительный бой, у вас останется несколько часов на отход. Выбирайте машины и самое нужное. У вас три бабы в составе, одна баба — примерно шестьдесят килограммов  имущества. Решайте сами.

Мы выбрали баб.

Тода мы с Фокстротом и Мариком пошли закладывать подрывы в те места вдоль берега, где не могли проехать даже пидарасы из российской разведки ОБСЕ. Надо было сломать рельсы, которыми донецкие мажоры преграждали подходы к морю для быдла с азовсталей и заводов ильича. И измерять затопления по воде до днища машин, чтобы не залило моторы.

Мы прочертили на картах карандашами отходы, и медики 131 залегли с нами. С пилотами-стрелками. Мы им затащили одеяла и хавку, а сами грели движки эвакуаторов. Они расставили наблюдение и смотрели магазины. А утром, вращая башнями бронетехники, к нам по морозу вломились бодрые и злые моркоты Сикозы и Барсука, и нечисть с визгом отбежала на свою помойку.

Через год, за десятки километров оттуда, я встречусь в "Поликлиника Небо Ноль", 800 метров от сепаров, с бородатым рыжым мурлом, отовавшимся от парящей на морозе чашки — Не узнаешь меня? — В душе не ебу. — Я Хаус. — В душе не ебу. — Сто трицать один! Я Хаус! — В душе не ебу. — Бердянское, отход. — Ебанаврот! Это ты? А-а-а!

— Ну, типа да… Как сам, Горький?

У меня подкосятся ноги, сойдутся в голове куски паззла, я сниму подшлемник и сяду рядом с братом, уткнувшись головой в колени. Скотина. Чтож ты не писал. Писал, вот квитанции, тебя же забанили, Ильф и Петров. А мы дети лейтенандта Шмидта. Зита, курва, и Гита… Брат мой. Ты жив. Все остальное — хуйня. Знаете, девчонки.ю мужики реально плохо распознают лица друг друга, учитывая заросли на ебле. Как чукячи не различают негров. Это ваши точеные красивые мурзилки они фиксируют точно и навсегда. Меня распознаюют больше по кепке, а Хауса по патчу.

Еще через год я получу от 131 ОРБ медаль "сам знаешь за что". Без парада. Из рук ветеранов 131 ОРБ. Это не крышечка от пепсиколы, не за 850 лет основания Москвы, и не "акция "Тариф-УБД минус шесть процентов на белую бытовую технику".

Это знаки страшной памяти. Вот нахуй мне, после этого реально, скидка на трамвай?

Я свои награды не так получал. Тещам ментов из Волновахи таких наград не носить. Хотя там по четыре УБД на семью получается, включая несовершеннолетних детсадовцев, претерпевших войну в Запорожье, и двоюродную сестру из Иркутска, потому что она живет на улице имени Тараса Шевченко, известного футболиста..

Мне такого мелаллобрухту дофига надавали. Но я ношу только три, верные, о которых могу рассказать. Где и как. И только в праздничный день.

А УБД это не документ, а состояние души.

Его не получают, а обретают, моя Фифи.

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий