Тизерим (парт севен), або Константинопольский Дозор

Ночной Дозор. То есть Тизер.

***
— Да какие там у них дела. Играются себе дети в магов — ну и пусть играются. Нам-то что? Но, к делу. Излагай суть, у меня через полчаса сауна с хорошенькими ведьмочками.

— Прорыв пылающего пердака.

— И что? Примените заклинание заморозки, или просто охлажденную бутылку. В первый раз, что ли? Гесер, мне даже странно, что я такие простые вещи…

— До шестого уровня, Завулон.

Человек в пальто замолчал, потер лоб, и привалился к фургончику.

— Информация точная?

— Абсолютно. Городецкий сам ходил смотреть. До пятого уровня Сумрак выжжен напрочь, на шестом — сильный выхлоп пердака. Если прорвется на седьмой — сам понимаешь. Это уже наш мир.

— Где сам Антон? Мне надо лично с ним поговорить.

— В реанимации с сильными ожогами.

— Ебаный ты какодемон! Мда-а-а… — Завулон достал из пальто портсигар, и предложил Гесеру. Тот отрицательно покачал головой, вытащил из ватника мятую пачку «Беломора», щелкнул пальцами и поднес коллеге огонек.

— Слушай, даже в прошлом году, когда пердак полыхнул у Папы — ну, у писателя Лукьяненко, и он ушел из лайвджорнала, доставало только до третьего уровня. Что случилось, Гесер? Кого это так припекло?

— Патриарха Кирилла. Украина получила автокефалию от Константинополя.

— Ну и что? Они же только играются в волшебников, все эти дяди в платьях. Нам, Иным, это не интересно. Пусть себе ходят хоть в крестовый поход, хоть нахуй, мы-то тут при чем? И откуда у этого, как его… Кирилла столько способностей, чтобы прожечь пердаком шесть слоев Сумрака? Даже я бы не смог.

— А он мелкий Иной. Упырь. То есть из ваших, Темных. Слушай, давай в кунг поднимемся, я тебе покажу.

Человек в пальто и дядька в ватнике полезл в фургон «Горсвета». Изнутри обшарпаный фургон выглядел как космический корабль из футуристических фильмов. За монитором на крутящемся стульчике сидел Светлый маг-оператор.

— Илья, выйди, — попросил Гесер. — Покури. Мне с дядей Завулоном серьезно поговорить надо.

Оператор вышел, плотно закрыв за собой дверцу фургона, Гесер тут же уместился в освободившеееся место и защелкал по клавиатуре, Завулон разместился рядом, нависая над монитором.

— Итак, мелкая секта, именующая себя «московское православие», разрослась до серьезной сетевой организации. Состоит она из ваших, Темных — обычно мелкие упыри, оборотни и ведьмы-кликуши. Но! — тут Гесер поднял палец, — В целях сохранения баланса по Договору, этот пандемониум укрощался, во-первых — финансовым контролем поступлений из Украины…

— Так это не наш сектор, — проворчал Завулон. — Это к Киевским Дозорам.

— Деньги поступали к нам. И прорыв поповского пердака случился у нас. И проблема теперь наша. А во-вторых, над сектой осуществлялся организационный контроль из Константинополя, через предоставление мелкой нечисти регистрации. Но нечисть заигралась, и решила немного повоевать с Украиной. А вот теперь скажи, Завулон — это же ваш проект? По Крыму и Донбассу?

— Показания я буду давать только Инквизиции, — надменно ответил Завулон. — Да мы и не собирались воевать с Украиной. А ты докаж. Нас там нет.

— Нет, так нет, — не стал спорить Светлый. Но украинский сектор решил, что берется слишком много средств на войну с ними же, и решил прекратить финансирование. Им самим деньги нужны, особенно во время войны. Константинопольский Дозор завизировал решение Киевского, вот пердак у нашего главного жреца и рванул.

— Что ты предлагаешь? — мрачно спросил Завулон. — Кроме как дожидаться локального конца света? От денег они не откажутся. Я бы мог организовать финансирование этих говнюков из казны, чтобы перекрыть убытки, но у меня самого с деньгами не густо. Мне надо боевых магов финансировать, а не всякую шушеру.

— Это же твоя нечисть, — мягко сказал Гесер. — Тебе с ней проще будет договориться. Скажи им, что они не признают решение Константинопольского Дозора и выходят из Договора.

— И что тогда? — подозрительно прищурился Темный Завулон? — Я получу целую орду невменяемых мелких чертей без регистрации.

— Тогда струя пламени у этого… как его… Кирилла превысит пропускную способность пердака, и очко просто взорвется. А остальные бесы, оставшись без регистрации Дозоров и финансирования, развеются сами по себе. И претензий не будет ни к кому. Они же сами отказались. Сможешь главного жреца секты уговорить?

— Ты самого черта уговоришь, — проворчал Завулон. — Отвернись-ка на секундочку. У нашей конторы свои секреты.

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий