Кукутинь, або Сколько лет осталось

То есть люди, которые называют кукушку "кукутинь", смеются над словом "зозуля".

Зозуля – то есть "пятнистая" – признак чисто славянского табуирования имен животных. Куку старались не звать вслух, потому что она провожала мертвых на тот свет и считала года. И чтобы не поминать стремную птичку всуе, ее старались называть косвенными именем – пятнистая, зозулястая.

Впоследствии славяне занесли эту привычку табуирования на соседние земли угро-финнов.

Таким образом векша стала белкой, борз волком, а трус – зайцем. Почему то медведь живет в берлоге, а не в медведьлоге, а корова дает говядину, а не коровятину. И почему герб Берлина – медведь, а корова у инусов – говинда.

Маркировка заимствовованными словами – четкий след прохождения арийскихоккупантов.по залешанским землям.

И мат вовсе не заимствованный у орды. Современные матерные слова – тоже табуизмы, используемые славянами, чтобы не называть хуй хуем, а вести себя прилично в обществое. Хвой, песьда, блять – это слова-заменители изначального мата. Мягкая версия. Как сейчас вместо "хуй" говорят "хрен", табуируя даже спустя тысячу лет бранные слова.

Так что мат, все таки, в русский язык внесли мы, славяне. Чтобы заменить мокшанскую лайку на что-то более приличное.

Но, как всегда, с залешанами все получилось через жопу.

Раздел: Без рубрики

Добавить комментарий