***

Автор: | 07.09.2018 21:45

Это эпилог.

Мы доели свой борщ с кровью и соляркой, и шли с Фоксом по вокзалу, важно растаптывая берцы под весом баулов.

Патрульные из нацыков, васпов и копов поднимали правые руки в приветствии. Овчарка весело повиляла хвостом, и побежала нюхать любимого Фокса. Ее тут же вернули за поводок на место. Овчарка грустно посмотрела на Фокстрота — ну типа ты же понимаешь, служба!

Если бы у Фокса был хвост, он бы тоже им повилял.

Мы шли в тишине. Между нацгвардейцами, безопасниками, вээспешниками и ментами. Мы, Ангелы, сложили крьлья, и ехали домой. За нами два эсбэушника несли тактические бэкпаки, которые как черепахи укрылись в бронежилетах, застегнутых поверх рюкзаков, и болтали принайтованными шлемами, как черепами. Это были наши друзья, и только им мы могли доверить нести наши священные бэки с броней и касками.

В целом это напоминало похороны английской королевы.

Три рода войск, плюс собака, поочередно разворачиваясь, дошли за нами до вагона.

– Билеты бумажные или электронные? – сварливо спросила проводница.

– А я вообще не еду, – сказал Фокс. – Чего я в этом Киеве не видел?

– Едешь, едешь, – ласково сказал вээспешник. – Надо вам до дому, до хаты. Перезимовали, и заебись. На ту зиму снова приезжайте.

– Иди военными, командуй, – надменно ответил Фокс армейцу. – Я вооще парамилитар. Меня только полиция допрашивает.

– Полиция тут, – отозвался коп, у которого дома мы стирали одежду. – Есть вопросы, гражданин?

Протянул руку Фоксу, они зацепились большими пальцами, перевернули пясти, толкнулись плечами и обнялись.

– Акабы сраные, – сказал Фокс полису. – Ненавижу.

– Типа мы вас любим. Держись, старый. Не бухай сильно дома.

– Так вы едете или нет? – напомнила о себе проводница. – Десять минут осталось.

Овчарка зарычала, чувствуя враждебные интонации в голосе.

– Как скажем, так и поедете, – сообщило СБУ. – десять минут осталось, вот десять минут тут и стой. Покурим на дорожку, хлопцы?

– Я не курю, – отозвалась Нацгвардия, – и вообще, на перроне курить нельзя.

Все посмотрели на Нацгвардию.

– А взятки на перроне брать можно? – ядовито осведомилась безпека.

Армия заржала. Полиция шото начала постить в фейсбук

– Ну пацаны, вот нахуя — сказала жалобно Нацгвардия. – Ну курите, если хотите, вам же похуй на законы. Просто я лично не курю. А вот спроси у Ангелов — мы шлагбаум на блокпосте поднимали без паролей когда они шли под мигалкой?

– А мы прикрывали огнем. Конвенционно, конечно, – ответила Армия.

– А мы их по городу вели до госпиталя, – сказал Полис. – И город стоял, как ледяной.

– Блять, а мы… – сказал Фокс, – и присел на корточки, ткнувшись головой в колени. – А мы…

Обрадованная овчарка тут же лизнула его в нос.

– А мы им щас вещи занесем, – сказало эсбэу, – Какие места? Двадцать два и двадцать четыре?

Я попытался тоже что-то сказать, не нашел слов, затянулся напоследок, кинул окурок под колеса и полез в вагон.

***: 2 комментария

Добавить комментарий