Людмила и все, або Вы держитесь

Автор: | 28.09.2018 11:21

— Ну и как делить будем? — мрачно спросил Руслан, поглядывая на Людмилу, сидящую в веревках на стуле, с круглым красным кляпом во рту. — Натрое чтоли ее пилить?

— Давайте монетку бросим, — предложил Фарлаф.

— Знай я тваи манетка, — отозвался Рогдай. — Давай лучши стрилять.

— Хорошо, — не стал спорить Фарлаф. Только мне позвонить надо, чтобы стрелки подъехали. Сам я стрелять не буду, сам понимаешь. Не тот статус. Это ты, горное животное, готово палить по любому вопросу. Я не так проблемы решаю.

Рогдай ощерился и огладил карманы бархатного спортивного костюма.

— Надо было чтобы Рогдай крал, — тоскливо отозвался Руслан. — Это его работа — людей воровать. Мы бы просто в долю вошли.

— Это как? — спросил Фарлаф. — По четным дням Рогдай, по нечетным мы с тобой по очереди? А если дети? А претензии на княжеский стол? У нас Кавказ на престоле сидеть будет? Лично я, как варяг, сторонник интеграции с цивилизованным миром. Короче, отдавайте мне, все остальное я устрою.

Руслан вздохнул, и достал из кармана корочку. Развернул и показал Фарлафу.

— Понял?

Фарлаф достал пресс долларов в банковской упаковке.

— Слышь, капитан. Ты сильно не борзей. Я просто к твоему полкану зайду, и завтра ты уже нихуя не капитан, и даже не витязь.

— Я щас ваша труба шатать буду, — сказал Рогдай, вытаскивая из кармана костюма золотой пистолет. — И мама ебать и дощка. Прями здес. Людмила кто красть? Я. Людмила чей? Мой.

— А кто охране заплатил, чтобы она не дергалась? — отозвался Фарлаф. — Посмотрел бы я, как ты со своим ювелирным пистолетом стал прорываться через полноценную бригаду морской пехоты.

— А кто с Людой договорился, чтобы она не брыкалась? — уточнил Руслан. — Кто мозги ей ебал, чтобы она в нужное время вышла на балкончик и по веревке спустилась?

— М-м-м! — сквозь кляп добавила свое слово Людмила.

Рогдай запихал золотой пистолет обратно, подошел к связанной пленнице и вытащил у нее изо рта красный шар.

— Ну щто апять? — разраженно спросил Рогдай.

— В туалет хочу. И есть. И пить. Пить особенно. Дайте воды.

— Как такой бивает? — злобно ответил Рогдай, запихивая кляп обратно в рот. — И какать она хочит, и кушит сразу. Щто-то один хоти! Води она хочит! У сам води нет…

— На кой бес мы вообще ее крали? — грустно спросил Руслан.

— Я щтоби папа-княз обратно продат, — сообщил Рогдай, сражаясь с ремешком кляпа. — А папа за денги нихощет. Сирожки взял залатой, калечки. Ажирелля, тожи залатой. Мне такой людмила питдисят доллар в час, триста за ноч в любой сауна есть.

— Ну, у меня свои виды были, — задумчиво сказал Фарлаф. — Особенно на отдельные части. Но не сложилось. М-да-а-а. Что ее кормить и поить надо, и она в туалет хочет каждые пять минут, я что-то не предусмотрел.

— Если бы мы ее не украли, ее бы украли солдаты НАТО, — определился Руслан. — Ну и мне, как витязю, надо рейтинг держать. Папа сатрап и самодур, и тут дочка возвращается в родную гавань…

— М-м-м! — сказала Людмила через кляп.

— Да щто такой! — с досадой отозвался Рогдай, вытаскивая затычку. — Сапсем какой то бешиний Людмила попался! Все время хочит щто-то гаварит!

— Это не я в родную гавань, — отдышавшись сказала Людмила. — Это вы меня во все родные гавани. Мы немножко не о том договаривались, когда меня крали!

Кляп с чмоканьем вернулся на место.

— Что будем делать? — деловито спросил Фарлаф.

— Давай на три части, я сибе галава беру, — тут же отозвался Рогдай, вытаскивая из своего спортивного костюма кинжал. — В сирвант паставлю, штоби гости, кунаки сматрели, мне уважали! Красивий девущка в сирвант галава стаит — ай, скажут, Ратмир, какой малацец!

— А давайте просто оставим ее здесь. — после раздумья сказал Руслан. — Собъем какого-нибудь Черномора, потом все свалим на князя, найдем на невиданных дорожках следы невиданных зверей, потом русалку на курьих ножках…

— Избушку, — тихо поправил Фарлав.

— Что?

— Избушку на курьих ножках, а не русалку.

— Да похуй. Главное чтобы шума было побольше. У меня одна знакомая голова есть, размером с двухэтажный дом. Шумит шо пиздец, рядом стоять невозможно. Глядишь, и забудут про эту сучку. Ну, не вышла комбинация. Кто же знал? У лукоморья оказался не дуб зеленый, а хуй точеный.

— Залатой сирожка и калечка ни атдам, — твердо сказал Рогдай. — Честно забрал!

— Да бери себе эти цацки, — Руслан присел рядом с Людмилой и ласково потрепал ее по щеке.

— В общем, мы пошли. Денег нет, но ты держись.

-М-м-м! — опять замычала Людмила, дергая связанными ногами.

— Нет, воды тоже нет, — с тихой грустью сказал Руслан и погладил круглое колено. — Нихуя нет. В туалет, если что, можешь под себя. Никто не упрекнет. Развязать тоже не могу. Это какой шум на весь мир поднимется? Тем более, что ты сама согласилась. Извини. Желаем тебе всего хорошего.

Людмила безуспешно попыталась лягнуть Руслана.

Руслан и Рогдай двинулись к выходу из подвала, жмурясь вышли на свет, а Фарлаф остановился в дверном проеме.

— Что такое? — недоуменно спросил Руслан.

— Вы идите, пацаны, — ответил Фарлаф, — а я еще немножко задержусь. Схожу пару раз в родные гавани, напоследок. Хотя бы частично отбить инвестиции.

Рогдай заржал и сделал пару двигательных движений тазом, а Руслан сплюнул и покачал головой.

— Хоть не почку? — спросил Руслан.

— Да ты что? — деланно удивился Фарлаф. — Что я, зверь?

Подмигнул, развернулся, и пошел обратно в подвал.

Раздел: Без рубрики

Людмила и все, або Вы держитесь: 1 комментарий

Добавить комментарий