Она же ваша мама, або Как любить

Автор: | 13.05.2019 15:00

Моим учителем истории в школе был Михаил Рыбаков. Можете найти его в википедии.

Сказать шо он был еврей — это не сказать ничего.

Он даже не жид был, и не иудей, а целое иудище. Как на картинках геббельс-ньюс, с положенным по размеру носом, седой-всклокоченный и картавый шо французкий мушкетер. И бородавки где положено. Урок назывался «истогия».

Потом он уходил с уроков, в безумном костюме и шляпе, при виде которой хотелось запеть «семь-сорок». В ней только перьев не доставало. Слава богу шо тогда не было смартфонов и инстаграмма.

Он привел наш класс за руку на то место, где убили Аскольда и Дира. Оказалось — это пять минут пешком от школы. Он показал нам где их убили и рассказал за что, потом мы поехали на могилу, потом мы пошли смотреть Золотые Ворота и подземный музей. Там под стеклом лежало ржавое оружие наших арийских предков.

Место, где из драккаров выпрыгнули на днепровский песок дружинники покойного конунга Рюрика, а Олег Вещий вынес завертутого в княжий плащ малолетнего Ингвара — будущего мужа Хельги Святой, отца Святослава Хороброго и деда Владимира Красно Солнышко.

— Вот на этом самом месте! — кричал и плевался еврей. — Это все было тут! Почему вы не хотите это знать?

Нам было похуй.

Потом мы пошли на Ильинскую — место самой первой церкви Руси. Нам было скушно, девки пошли курить за угол, а он тыкал в здание пальцем и говорил: «Вы не видите! Здесь убили ваших пегвых двух мученников. Не моих, а ваших! Пегвых руских пгавославных хгистиан!»

Нам все было похуй.

Он приносил на уроки какие-то редкие фолианты истории Украины, гримуары в обложке из кожи девственниц, и бесновался когда мы не хотели учить свою историю. Называл нас «пгидуги» и «дегенегады». В этих фолиантах мы искали только голых баб.

— Наш народ выжил потому что помнил свою истогию! Почему вы не хотите знать свою?

Он садился на стул, и под ним что-то взрывалось. Нехитрая система из головок спичек и чиркалки.

Мы ржали. Нам было похуй.

Естественно, его посылали кебениматери изо всех школ. Потому что так наглядно учить украинской истории в УРСР было нельзя. Последняя, кажется, была школа на Русановке, где помешанного на истории Украины еврея затравили насмерть.

Вот.

Меня учил истории моей страны смешной и нелепый еврей. Всерайонное посмешище. Клоун в мокром пальто и обвисшей шляпе. А ведь я теперь знаю — как высаживались варяги, как стояли Золотые и Лядские ворота, почему Лютежский и
Букринский плацдарм, знаю историю Магдебургского права и где могила Ильи Муромца.

Из моего класса вышли три полковника, один — Генерального Штаба. Детский иззвестный иллюстратор, чемпион Европы по плаванию, и я, не бог весть шо, но тоже стараюсь.

Понимаете, почему я, украинец, любого антисемита считаю личным врагом.

И я помню, Михаил Александрович, по кличке «Гусь», как вы с прожжеными на жопе штанами грустно сказали, глядя в окно класса.

— Украина же ваша мама. Вы что, совсем не любите свою маму?

За окном был дождь, угловой 310 кабинет, третий этаж школы №30. Нам было похуй. Мы все были комсомольцы.

Ваш народ бродил по пустыне сорок лет. Наш бродит только тридцать.

Я не забуду, Михаил Александрович, как еврей учил меня любить Украину. Я хтів би сказати вам дякую та чесно вибичитися за все дурне — але… ви мене вже не почуєте.

Раздел: Без рубрики

Она же ваша мама, або Как любить: 5 комментариев

  1. jonathan-simba

    Наверное, в Михаиле Александровиче жила частичка духа ОУНовского публициста и идеолога Льва Ребета (таки да!), убитого коммунотой за примерно ту же деятельность.

    Можно долго спорить, является ли история наукой. Но знать ее мы обязаны. Иначе мы обречены на вечное скакание по своим и чужим граблям.

Добавить комментарий